Конференция «Бизнес как служение — старообрядческий взгляд»

Конференция «Бизнес как служение — старообрядческий взгляд»

Конференция «Бизнес как служение — старообрядческий взгляд»

Антон Игнатенко заострил внимание на свободе выбора как императиве «духовности бизнеса»

23 декабря 2021 в помещении Всемирного Союза староверов состоялась конференция «Бизнес как служение — старообрядческий взгляд», о которой сообщает сайт «Русская вера».

Открывая работу конференции, председатель Союза Леонид Севастьянов отметил особую трудовую этику, сложившуюся в старообрядчестве в течение столетий. В частности, трудовая и предпринимательская деятельность воспринимается не просто как способ удовлетворять свои физиологические потребности в процессе выживании, но как миссия благоустройства общества, служения процветанию человека и человечества, можно даже сказать преображение мира в Царство Божие. Такая позиция давала староверию конкурентное преимущество не только в духовной области, но и в технической, информационной, предпринимательской.

Бизнес как служение — старообрядческий взгляд
Леонид Севастьянов

Далее Леонид Севастьянов представил главного докладчика конференции Андрея Гайдамаку:

«Андрей Гайдамака, человек который прекрасно знает Америку, жил там, учился. Сейчас он возглавляет Благотворительный Фонд содействия возрождению духовности и духовной культуры „Национальная Духовная Трапеза“ в России. В США подобная деятельность началась в 1947 году, президент предложил раз в год в формате „молитвенного завтрака“ встречаться политическим и религиозным лидерам с целью обсуждения самых разных вопросов бытия. Андрей решил такую же вещь сделать в России».

Смысл в этом мероприятии в том, что религиозные лидеры, представители власти и общества должны общаться, решать общие проблемы для того, чтобы вырабатывать общую стратегию, как служить обществу. Это касается разных вопросов, прежде всего религиозной свободы, миротворчества, политики и так далее.

Последняя «Национальная Духовная Трапеза» в России состоялась 26 ноября 2021 в гостинице «Украина». Основной темой, пронизывающей все выступления, стала «Духовное миротворчество в решении современных конфликтов». В широком диалоге, организованном Благотворительным фондом содействия развитию духовной культуры «Национальная Духовная Трапеза», приняли участие более 200 представителей российской власти, бизнеса, общественных объединений и различных религиозных групп. Присутствовали лично, либо предоставили свои приветствия десятки представителей Европарламента, парламентов стран Евросоюза, Украины, США и других стран.

Бизнес как служение — старообрядческий взгляд
Андрей Гайдамака

Андрей Гайдамака:

Я считаю очень важным служение человека не только в церковном пространстве, но и, прежде всего, в миру. То, что объединяет нас со староверами в данном случае — это вот такое отношение к своей мирской деятельности как к служению Господу.

Такой взгляд широко распространен в протестантской среде, но я считаю, что это мировоззрение также является и глубоко православной традицией.

Когда мне заявляют, что взгляды на бизнес, на труды по благоустройству общества, как особое служение, содержат в себе протестантские идеи, я отвечаю:

«Уважаемые, посмотрите, изучите историю слобод, которые были построены здесь, в Москве. Если кто-то поедет и посмотрит на Бахрушинскую слободу, состоявшую из ряда предприятий, и заведения от кожевенной мануфактуры на Кожевеннической улице и до Сокольников, где было их ремесленное училище».

Как верующие люди строили такие слободы? Прежде всего, это было производство, здесь были цеха, склады. Функционировало все, как коммерческое предприятие, но которое его основатели развивали как свое служение, к которому они были призваны. Со временем, с развитием производства, слобода разрасталась. Через какое-то время была построена церковь, затем, неподалеку, ремесленное училище для подростков, чтобы учить их ремеслу и одновременно приводить их ко Господу.

Когда мне сейчас кто-то говорит, что нам нужно возвращаться к нашим основам веры и истокам православия, и говорят, что нужно строить храмы. Я отвечаю:

«Замечательно, храмы строить нужно, это действительно так, это здорово, а где же мануфактуры, которые будут поддерживать эти храмы, где производства, коммерческие предприятия, которые были всегда частью слободской идеологии?»

Недавно мы с Леонидом были на слушаниях, посвященных роду купцов и меценатов Рябушинских, там была очень интересная история о том, как отец Рябушинский (когда переезжал из провинции в Москву) имел крупный разговор с родственниками по поводу религиозной веры. К нему пришли его знаменитые впоследствии братья и завели разговор: «Батя, а что мы переходим из официальной Церкви в старообрядчество, зачем, с какой целью?».

Рябушинский-старший отвечал: «Понимаете, наше с вами служение — строить эти склады, фабрики. Это есть наше с вами семейное служение Господу. Я много ходил по всей Москве и не нашел общины среди господствующего исповедания, в которой моя работа рассматривалась как служение, которое мне Господь положил на душу. Когда мы жили раньше, за Москвой, вот там были такие общины, а в столице таких нет, поэтому я старательно искал такую общину, в которой мы могли бы этим заниматься».

И так сложилось, что община, которую он нашел, была староверческой. Вот это я рассматриваю как часть мирской аскезы. Ты, человек, служишь в миру, и это твоя задача и ответственность перед Господом — служить не только себе и своему предприятию, но еще и помогать строить то общество, в котором ты живешь.

Я нашел немало фактов в истории староверия, что эта идеология была частью мощного общинного строительства. И немалую роль в этом играли пастыри, которые в том или ином сообществе обеспечивали доверие между членами этой общины. Поэтому настолько сильно ценилось купеческое слово. Если человек давал купеческое слово, он должен был его выдержать — во что бы то ни было. Потому что он давал его своему брату, члену общины.

И, если он брал у брата деньги и не возвращал их, это было частью его провала перед Господом, а не только перед членом его общины. И в таких случаях задачей пастыря было обеспечивать подобные договора.

После выступления Андрея Гайдамаки развернулась дискуссия по предложенным тезисам.

В частности, выступил Константин Лысаковпастор библейской церкви. Он отметил, что наилучшая модель взаимоотношений Церкви и общества — «Церковь для города». То есть, та Церковь, которая не отгораживается, не бежит в леса от цивилизации, не воюет из-за ложных предубеждений, а которая воспринимает на себя миссию служить этому городу, работать в этом городе, созидать этот город различными путями. Одна из задач такой Церкви в том, чтобы максимально подготовить людей, которые приходят в Церковь, быть верующими не только «в душе», но и в реальной жизни, вплоть до своего рабочего места. Что означает быть верующим на своем рабочем месте? Это исполнение этики труда, как знака качества своего трудового служения. Евангелие преображает наши представления о труде, и каким бы наш труд не был, мы начинаем смотреть на него, как работу на Бога. Между тем не случайно Бог предстает изначально в книги Бытия в качестве садовника. Тем более Спаситель, Исус Христос, — это тоже работник, это плотник. Бог нам показывает, что Он и Сам всегда трудится.

Бизнес как служение — старообрядческий взгляд
Константин Лысаков

Интересно размышлять о фразеологии культурных метафор в книге Бытие: «Плодитесь, размножайтесь, владычествуйте над землею», потому что это фразеология прославления Храма. Внутреннее украшение храма символизирует Эдемский сад, преподносит идею того, что человек должен трудиться во славу Божию. И эта мысль заложена изначально в христианстве, чтобы помочь людям понять, каким образом они прославляют Господа своим трудом.

Не менее важно, с христианской точки зрения, правильно выстраивать взаимоотношения на своем рабочем месте. Здесь очень хорошо было отмечено то, что, когда ты работаешь вместе со  своим братом или сестрой во Христе, или хотя бы ты работаешь с кем-то, кто знает, что ты ходишь в Церковь, ты выстраиваешь отношения с этим человеком по-другому.

Сергей Чапнин, редактор и церковно-общественный деятель:

Здесь говорилось, что пастыри должны при определенных обстоятельствах разрешать мирянские споры, то есть руководить деталями деловых процессов. Но, на мой взгляд, деловая активность — это сфера чисто мирянского служения, которое в некотором смысле не требует пастырского духовного руководства, потому что сами миряне знают, что делать.

Это нормально, священник не должен и не может быть диктатором в общине и для своих духовных чад. Увы, сейчас многие общины строятся по такому сектантскому принципу, что, если священник или епископ не благословил некое дело, то это вообще не только не церковное дело, но и дело вредное, противоречащее интересам Церкви в лице архипастырей.

Бизнес как служение — старообрядческий взгляд
Сергей Чапнин

Второе. Если мы занимаемся какой-то мирской деятельностью на уровне своего дома, района, города или страны, цель очень часто понятна, а вот когда мы приходим в общину, цель в большинстве случаев непонятна. Это очень закономерная вещь, потому что настоящие общины имеют другие задачи, нежели благоустройство бытовых проблем, они устремлены ко Христу, они эсхатологичны. Это, когда в общине есть эсхатологичное напряжение, ощущение, что завтра ты будешь с Богом. Это ощущение было мощным драйвером в развитии христианства, потом это все угасло, когда христианство в виде государственной религии вошло в прокрустово ложе Византийской империи, Российской Империи, и оказалось, что можно жить без этого эсхатологичного напряжения.

Антон Игнатенко, директор Института религии и политики:

Сегодня много говорилось об устройстве бизнес-сообществ, которые построены на определенных церковных или мировоззренческих принципах. Давайте пройдемся по трем-четырем примерам реальных общин, проникнутых «духовностью».

1. Василий Бойко-Великий и его молочное производство. Он позиционировал себя глубоко православным человеком, заставлял своих работников соблюдать его версию православия, а кто был не согласен, тех сначала наказывали, а затем увольняли.

2. Герман Греф с его государственным Сбербанком. С определенными мировоззренческими конструктами, корпоративным миром, сотканным из элементов коммерческих культов, внутрикорпоративными коммерческими состязаниями, фестивалями искусств работников Сбербанка России, спортивными играми в виде «сбербанкиад». Многим сотрудникам это неприятно, они ругаются, они просто хотят получать свою зарплату, желательно с премией.

3. Генри Форд. Интересный пример представляла собой корпорация Генри Форда. Он давал акции своим сотрудникам и работникам. А современные православные и другие мировоззренческие предприниматели, когда называют своих сотрудников «единомышленниками», дают ли им акции своих компаний?

Еще немаловажен вопрос свободы совести, свобода выбора исповедовать ту или иную религиозную ценность, работая в конкретной компании. Не является ли такая «духовность» принуждением, когда владелец фирмы говорит: «Вот я глава и голова, а вы будете членами тела моего и будете в духовности, как я вам скажу. А кто не согласен, у того начнутся проблемы».

Бизнес как служение — старообрядческий взгляд
Выставка фотохудожника, режиссера, исследователя этнографических уголков нашей страны и мира Владимира Асмирко

Константин Лысаков:

Есть и положительные примеры таких компаний. Это пример «Гиннесс», пивоваренная компания, градообразующая во многом, основанная в 1759 году пивоваром Артуром Гиннессом. Это был протестантский бизнес в католическом городе. Мы знаем о непростых взаимоотношениях между протестантами и католиками, но в данном случае протестантский бизнес стал благословением для города. Быть главой корпорации для Артура Гиннесса, для его семьи, означало заботиться о городе, о своих рабочих.

Есть очень хорошая книга «Бог и Гиннесс», где описано как раз то, каким образом они это делали, у них была пожизненная пенсия для рабочих в Ирландии, у них была поликлиника для рабочих, школа для детей рабочих, жилье для рабочих, потому что Совет директоров понял, что рабочие не могут жить в скотских условиях, они должны жить в нормальных человеческих условиях.

Компания построила в центре Дублина жилье для сотрудников, которое до сих пор очень ценится, кирпичные дома до сих пор существуют.

То есть быть главой в христианском понимании — это быть заботливым отцом, наставником. А вовсе не деспотом, как мне кажется, принято в нашей стране по формуле: «Я — начальник, ты — дурак». В религиозном понимании быть главой — это понимать, что ты являешься распорядителем того, что вверено тебе, это не твое.

Параллельно с Гиннессом это пример фабрики Cadbury в Великобритании, история, которая началась в 1824 году. Можно посмотреть на пример российской фирмы второй половины XIX — начала XX века кондитерской [фабрики] «Эйнем» (в СССР она стала фабрикой «Красный Октябрь»). Это примеры из прошлого.

Примеры из современности в Америке — это сеть ресторанов Chick-fil-A. С одной стороны, это быстрое питание, с другой стороны, заведения не работают по воскресеньям, потому что это день для Господа. И по сей день это очень процветающее предприятие, которое выстраивается на христианских ценностях и принципах. Оно занимается благотворительностью, а при приготовлении блюд не используются транс-жиры, а также курятина, выращенная на антибиотиках.

Михаил (бизнесмен, представитель банковской сферы):

Духовность и бизнес, эти вещи, на мой взгляд, относительно независимые одно от другого. Есть люди, которые говорят, что христианский бизнес — это хорошо, даже некоторые делают попытки сделать христианский бизнес. Это, на мой взгляд, не работает, потому что бизнес — это бизнес. Его делают обычные люди, талантливые в сфере бизнеса. И, если эти люди интересуются духовными темами, то это не бизнес духовный, а люди духовные. Бизнес у них получается, потому что они умеют его делать. Если ты хороший христианин — это не значит, что хороший бизнесмен. А если ты хороший бизнесмен — не значит, что хороший христианин. Вообще талантливый предприниматель может быть атеистом или мусульманином. Одно от другого нужно отличать. Ты ходишь в церковь, чтобы духовно расти. А когда ходишь на работу или занимаешься бизнесом, делаешь, чтобы быть успешным. Это зона твоей ответственности, сфера приложения твоих личных умений. Естественно, если предприниматель, руководитель фирмы нормальный человек с современными, цивилизованными и ответственными взглядами на ведение бизнеса, то он будет отвечать за подчиненных, вверенных ему людей, нести ответственность за них. И для этого необязательно быть высокодуховным человеком.

Бизнес как служение — старообрядческий взгляд
Владимир Асмирко

По окончании конференции участники мероприятия проследовали в приемный зал Всемирного Союза староверов, где приняли участие в открытии выставки фотохудожника, режиссера, исследователя этнографических уголков нашей страны и мира Владимира Асмирко. В профессиональном багаже Владимира: работа в Дальневосточном бюро национального ТВ канала «Россия», участие в проектах канала ОРТ, производство авторских документальных фильмов для каналов «Культура» и «Russia Today», съемочные проекты в Китае, Японии, в глухой Уссурийской тайге, на Курильских островах, Камчатке, в Сибири, на севере Индии, в Сирии, Франции, Италии. Образование — высшее, Гуманитарный институт телевидения и радиовещания (г. Москва), специальность — «режиссер кино и телевидения». Член Союза фотохудожников России.

Бизнес как служение — старообрядческий взгляд
Выставка фотохудожника, режиссера, исследователя этнографических уголков нашей страны и мира Владимира Асмирко

Читайте также:

Раввин Лазар: Самый лучший бизнес-партнер – Он вознаграждает

Старообрядцы: проявляется ли истинный парламентаризм в Госдуме

Презентация фильма «Староверы» во Всемирном союзе староверов

Заседание Комиссии РПЦ по взаимодействию со старообрядчеством

Старообрядцы отвергли западные корни русской демократии | Взгляд

Антон Игнатенко — о молитве на Национальной Духовной Трапезе

 

FacebookMessengerTwitterVKWhatsAppViberTelegram