«Éжи» и Папа-поляк Иоанн Павел II – памяти отца Георгия Чистякова

«Éжи» и Папа-поляк Иоанн Павел II - памяти отца Георгия Чистякова

«Éжи» и Папа-поляк Иоанн Павел II – памяти отца Георгия Чистякова

Иеромонах Иоанн Гуайта: из книги “Монах в карантине”

Сегодня – годовщина смерти о. Георгия Чистякова. В его честь – небольшой фрагмент из 12-й главы (Христос посреди нас! Об отце Георгии Чистякове) моей книги “Монах в карантине”, – пишет на своей странице в Facebook православный священник Иоанн (Джованни) Гуайта.

«Ежи»

Особенно замечательна в отношениях отца Георгия с Католической Церковью была его личная дружба с Папой Иоанном Павлом II. Сейчас их обоих нет в живых, и мы можем об этом говорить.

Я знаю то немногое, что отец Георгий мне рассказывал. Это удивительная страница в истории этих двух героев и одновременно… в истории Церкви! Ведь история Церкви есть всегда история личностей, конкретных людей.

Они познакомились через журналистку из русской диаспоры Ирину Иловайскую-Альберти, которая представила отца Георгия Папе Римскому в 90-е годы. И пожилой Папа-поляк был просто очарован довольно молодым священником из России, полиглотом, начитанным, эрудированным, который (что, я думаю, поразило Папу больше всего) знал в совершенстве литургику, гимнографию, богослужебные тексты латинской Церкви и ее историю.

Папа по-отечески называл космодемьянского батюшку «Ежи» (Георгий по-польски) и хотел его видеть у себя за обедом каждый раз, когда тот приезжал в Рим: «Ежи, когда будешь в Риме, позвони мне». И я знаю достоверно: когда отец Георгий бывал в Риме, он звонил понтифику, они просто обедали вместе, разговаривали… Между ними были такие простые, дружеские отношения.

Один друг записал фрагмент рассказа отца Георгия о его встречах с понтификом.

«“Я молюсь о тебе, Ежи” — так меня называет Папа на своем языке, по-польски. Мы читаем вместе Евангелие, по очереди, на разных языках — итальянском, греческом, латинском, французском. Он меня просит читать по-русски и кивает головой, когда узнает слово… Я читаю на церковнославянском, он на польском. “Жду тебя, Ежи! Я рад, когда ты приходишь. Заходи почаще, Ежи”. Так он меня зовет… И молится обо мне по-польски, как о сыне…»

Надеюсь, что когда-нибудь история этих отношений станет достоянием общества и свидетельством взаимного уважения именно в ту пору, когда официальные отношения между двумя Церквами особенно ухудшились. Пока же нам остается довольствоваться немногими отголосками того, о чем поведал отец Георгий некоторым друзьям.

Это были годы наибольшей напряженности между Московским Патриархатом и Римом: греко-католики на Украине, возрождение и расширение католического присутствия на территории России… Тогда часто со стороны Москвы звучали обвинения в прозелитизме, шла, так сказать, холодная война между Римом и Москвой. На этом фоне дружба между рядовым православным священником и предстоятелем Католической Церкви выглядела очень подозрительной, и ее следовало бы держать в секрете.

Но, вернувшись из Рима после первого обеда у своего нового друга, отец Георгий написал Патриарху Алексию. Патриарх ему не ответил. Но не запретил ему посещать высокого друга и не предпринял никаких серьезных мер против своего непредсказуемого и неудобного священнослужителя.

История Церкви состоит и из внешне незначительных событий. А еще она состоит из одинаково весомых слов и молчания. Даже эта дружба, несмотря на масштаб собеседника, не привела отца Георгия к восторженному ослеплению. Помню его рассказ об их дискуссии по поводу папского примата, в которой отец Георгий говорил, что «мы, православные, хотели бы видеть в римском архипастыре лишь примат чести». Дискуссия закончилась категоричным утверждением Папы о данной ему высшей власти и заявлением: «Римский первосвященник — не какой-нибудь primus inter pares! (первый среди равных, лат.)» — сопровождавшимся ударом по столу уже дрожащего от слабости кулака…

Отец Георгий встречался с понтификом много раз, встречался и в годы, когда уже тяжело больной Папа проходил через страшные испытания. Он присутствовал на последней пасхальной мессе, которую тот отслужил 27 марта 2005 г., и был на площади Святого Петра в среду Светлой недели, 30 марта — за три дня до его смерти, когда Иоанн Павел II в последний раз показался народу, ненадолго появившись в окне Апостольского дворца. Перед ошеломленной толпой и телекамерами всего мира Папа сделал громадное усилие, чтобы заговорить, но так и не смог.

 

Сегодня также в память о. Георгия Чистякова в Библиотеке иностранной литературы состоялась встреча-презентация этой книги иеромонаха Иоанна Гуайты “Монах в карантине”:

 

Читайте также:

Встреча Патриарха и Папы дала мощный толчок сотрудничеству

Православный. Католик. Протестант | С кем Христос?

МИД: РПЦ равны мусульмане, иудеи, буддисты, протестанты, католики

Президент США Байден поздравил православных христиан с Пасхой

Ave Maria. Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II и Тамара Гвердцители

 

FacebookFacebook MessengerTwitterVKWhatsAppViberTelegram

Похожие новости