Архиепископ Кондрусевич: мы против лжи, насилия и несправедливости

Архиепископ Кондрусевич: мы против лжи, насилия и несправедливости

— Ни я, ни кто-либо из нашей Церкви никогда не призывали к протестам, но мы всегда придерживаемся социального учения Церкви и призываем к мирному разрешению конфликтов. Мы против лжи, насилия и несправедливости, как заявляет католическая общественная наука, — архиепископ Тадеуш Кондрусевич, митрополит Минско-Могилевский, председатель Конференции епископов Беларуси, заявил в интервью KAI.

Архиепископ сейчас находится в Соколке, Польша на границе с Беларусью. Говоря о своей работе в качестве «епископа в изгнании», он говорит, что поддерживает ежедневные контакты через мобильный телефон и Интернет, и что текущие дела ведутся вспомогательными епископами, один в Минске, а другой в Могилеве.

Я постоянно слежу за общественно-политической ситуацией в Беларуси и кризисом, связанным с пандемией коронавируса, особенно сейчас, когда количество заболевших значительно увеличилось», — говорит председатель Конференции белорусских епископов. На вопрос об источниках оптимизма он отвечает: «Все в руках Бога, и в этом мой оптимизм. То, что мы переживаем сегодня, — это несение креста, который всегда сопровождает христианство. Так что вы должны нести это с уверенностью».

Говоря о протестах в Беларуси, он поясняет: «Я неоднократно призывал к диалогу или учреждению своего рода« круглого стола », но пока безуспешно. Я считаю, что для достижения согласия необходимо вести диалог в любой ситуации. Когда люди садятся за стол, даже если он угловатый, и начинают говорить, вы должны верить и верить, что из этого что-то выйдет, даже если у всех свое мнение или он прав. То, что мы очень разные и имеем разные точки зрения, не означает, что мы должны быть врагами. Во всех социальных и политических конфликтах мы не можем искать только «себя» или «свои выгоды». Мы должны осознавать, что все мы работаем на благо страны и есть люди, которые думают иначе. Я верю, что единственный способ узнать правду — это диалог. Также нет другого способа навести мост между разделениями,

Марцин Пшецишевский, Кшиштоф Томасик (КАИ): В прошлое воскресенье архиепископ возглавил Святую Мессу в варшавской базилике св. Креста по случаю 21-го дня молитвы и материальной помощи Церкви на Востоке. Как вы с точки зрения лет оцениваете помощь, оказываемую странам бывшего советского блока?

Архиепископ Тадеуш Кондрусевич: Напомним, что Церковь в Польше была одной из первых, кто протянул руку помощи Церкви на Востоке после падения коммунизма, за что мы очень благодарны. Я испытал это, работая в Беларуси и России. После падения коммунизма религиозная жизнь в бывшем Советском Союзе была превращена в пустыню: разрушенные церкви, отсутствие священников, монахинь, катехизаторов, семинарий и профессоров. С самого начала Церковь в Польше помогала нам, посылая священников, посвященных людей, и открывая возможности для обучения местного духовенства и мирян. Одним из первых инициаторов помощи был Кардинал Юзеф Глемп , один из первых иерархов с Запада, приехавший в Беларусь по приглашению тогдашнего православного митрополита Филарета в 1988 году, когда еще существовал Советский Союз.

КАИ: Что больше всего поддерживает команда помощи церкви на Востоке?

— В течение 21 года Группа помощи церкви Востока при епископате Польши помогла в реализации многих проектов, в первую очередь связанных с реконструкцией и обновлением церквей. Большинство из них отремонтированы и функционируют, хотя, как часто повторял ректор моей семинарии в Каунасе, «как вечен Бог, так и обновление храмов — дело вечное».

В настоящее время строительство новых церквей в таких крупных городах, как Минск, Гродно, Брест, Могилев, Гомель, Витебск, безусловно, представляет собой серьезную проблему. У нас там огромные новые районы с множеством католиков, у которых нет храмов. Если нет церкви, верные становятся анонимными, нормальная пастырская работа, тáинственная жизнь и забота о детях и молодежи невозможны.

КАИ: Помимо ремонта и строительства, что важно?

— Еще одна важная задача — формирование мирян. Это «ахиллесова пята» Церкви на Востоке. К сожалению, управление приходом и другими церковными учреждениями, особенно в хозяйственном отношении, по-прежнему ложится на плечи священнослужителей, хотя, как известно, священник не занимается ремонтом и строительством. С другой стороны, у нас нет другого выхода, и священник должен быть немного архитектором и строителем. Только в Минске у нас 20 официально зарегистрированных приходов, в том числе шесть церквей и шесть часовен. К сожалению, нам придется долго ждать, пока в каждом приходе появится своя церковь. С другой стороны, некоторые районы очень быстро расширяются без учета места для культовых строений, поэтому необходимо постоянное исправление границ приходов, чтобы верующие находились как можно ближе к церкви.

Другой важный вопрос — подготовка местных священников и людей посвященной жизни, а также их собственный научный состав. У нас нет богословских факультетов в университетах, поэтому нам приходится обучать людей на Западе, обычно в Польше из-за близости, языка и культуры.

КАИ: Сейчас невозможно представить евангелизацию без СМИ…

— Конечно, надо развивать католические СМИ. Пандемия показала, насколько большую роль могут сыграть средства массовой информации в настоящее время, например, благодаря возможности трансляции Святой Мессы, служб, религиозных праздников и проведения ретритов. Несмотря на то, что я нахожусь в Польше, с 3 по 6 декабря этого года я проводил адвент-ретрит для верующих моей епархии. В них приняли участие более 34 тысяч человек. люди. Они транслировались прямо на You Toube и размещались на нашем портале Catholic.by. Это показывает, что если бы не новые медиа-техники, ретрит никогда бы не собрал так много людей в моем соборе.

Сегодня я не могу представить евангелизацию без средств массовой информации. Они также очень помогают в катехизации. В школах Беларуси нет уроков религии. Катехизация проводится в рамках так называемых «воскресных школ». К сожалению, из-за пандемии коронавируса они не могут работать, поэтому мы как можно скорее перенесли катехизацию в Интернет, и она работает.

КАИ: Как функционирует Церковь в Беларуси во время пандемии?

— Что касается посещения храмов, то ограничений нет. Во время Святой Мессы санитарные нормы государства и нашей внутренней церкви обязательны. Люди держат дистанцию ​​между собой и носят маски. Власти предложили проводить службы под открытым небом перед церквями. Более того, во время первой волны пандемии государственные СМИ транслировали празднование всего Пасхального тридуума. Теперь должно быть то же самое с празднованием Рождества.

КАИ: Каково сейчас положение архиепископа? Мы видим некоторые исторические аналогии с фигурой митрополита Варшавского архиепископа. Зигмунт Щенсный Фелинский в девятнадцатом веке провел 20 лет в ссылке в Ярославе на Волге.

— Я был в Ярославе на Волге, даже в доме, где архиепископ Щенсный Фелинский провел годы ссылки. Есть ли аналогии… (смеется)

КАИ: Так как себя чувствует «епископ в изгнании»?

— Я нахожусь в Польше более трех месяцев. Я нахожусь в среде известных и добрых священников Белостокской Архиепископии. В настоящее время я живу в Соборной церкви св. Антония и Храме Евхаристического чуда в Соколке. Я был связан с этим местом в течение многих лет, я не раз совершал в святилище Святые Мессы и я проповедовал говенье.

КАИ: Итак, приехав из Гродненской области, на территории бывшей Вильнюсской архиепископии, архиепископ чувствует себя как дома….

— Это то, что я хотел сказать — как священник бывшей Вильнюсской Архиепархии (смеется). В святилище я служу Святую Мессу и проповедую. Время от времени меня кто-нибудь приглашает в другое место. Во второй половине ноября я был в Литве, где, среди прочего, Святые Мессы в святилище Богоматери Ворот Зари [Острой Браме] в Вильнюсе вместе с местным митрополитом архиепископом Гинтарасом Грушасом. В сентябре я праздновал в Марианском святилище в Шидлове Каунасской Архиепископии. Я не забываю о спорте. Кроме того, я пишу пастырские письма, а недавно отправил приглашение доверить Беларусь Непорочному Сердцу Марии 8 декабря. Напомню, что в июне мы доверили Беларусь защите Сердца Иисуса в связи с пандемией и социально-политическим кризисом. Молитва — самое важное в нынешней ситуации.

КАИ: Каковы ваши ежедневные контакты с вашей Архиепископией?

— В основном через мобильный телефон и интернет. Мои вспомогательные епископы занимаются текущими делами, один в Минске, другой в Могилеве. Я постоянно слежу за социально-политической ситуацией и кризисом, связанным с пандемией коронавируса, особенно сейчас, когда количество заболевших значительно увеличилось.

КАИ: Давайте вернемся в конец августа, когда архиепископу не разрешили въезд в Беларусь? Святой Престол очень быстро отреагировал на положение архиепископа. В сентябре глава папской дипломатии архиепископ Пол Галлахер посетил Беларусь, и вскоре после этого верительные грамоты были вручены новым Апостольским нунцием в стране архиепископом Анте Йозичем. Говорили ли они с властями о положении архиепископа?

— Конечно, поговорили. Я знаю, что нунций продолжает говорить обо мне с властями и что за ситуацией постоянно следит Государственный секретариат Святого Престола.

Другое дело, что 3 января следующего года мне исполнится 75 лет. Я официально ухожу в отставку и должен уйти в отставку. Я уже написал прошение об отставке и в ближайшее время передам его нунцию.

КАИ: Папа может продлить должность архиепископа…

— Не знаю. Все зависит от Святейшего Отца.

КАИ: Архиепископ надеется, что скоро вернется в Беларусь?

— Конечно, надеюсь, что все закончится хорошо. Я никогда не был вовлечен в политику, а только проповедовал Евангелие и реализовывал социальное учение Церкви. Мне очень нравится следующая мысль о Святом Отце Франциске. А именно, в истории человечества было немало революционеров, изменивших политические и экономические системы, но ни один из них не изменил человеческое сердце. Только революция Христа сделала это. Я всегда пытался и пытаюсь быть таким революционером, который меняет духовную жизнь человека.

КАИ: Как католическая церковь в Беларуси справляется с нынешней ситуацией социально-политического кризиса и пандемии? Кажется, действует достойно и мудро.

— Мы делаем, что можем. Мы активно реагируем на ситуацию с пандемией. Мы стараемся помочь всем нуждающимся. Со своей стороны, я максимально поддерживаю различные инициативы, как мы уже упоминали, я контактирую с разными кругами, в последнее время с молодежью, пишу письма, сообщения и поощрения.

Что касается социально-политического кризиса, хочу еще раз подчеркнуть, что Церковь в Беларуси не участвует в какой-либо политике, но пытается проповедовать Евангелие во всех измерениях.

КАИ: Она также пытается быть с обществом, в том, что общество переживает….

— Ни я, ни кто-либо из нашей Церкви никогда не призывали к протестам, но мы всегда придерживаемся социального учения Церкви и призываем к мирному разрешению конфликтов. Мы против лжи, насилия и несправедливости, как сказано в католическом социальном учении.

КАИ: Каково сотрудничество с другими Церквами и религиозными общинами в нынешней ситуации?

— Она была и остается очень хорошей. По предложению Архиерейского Собора Европы знаменательное мероприятие было организовано в Минском католическом костеле св. Симона и св. Елены, так называемом «Красном», экуменическая и межрелигиозная молитва «Отче наш» за Беларусь с участием представителей всех христианских конфессий, иудаизма и ислама. Что интересно, у меня не было времени рассылать приглашения помолиться вместе, я просто разместил их на нашем портале Catholic.by, и я был приятно удивлен, что все в этом приняли участие. Это показывает, насколько хороши наши отношения. Об этом также свидетельствует Неделя молитв за единство христиан, проводимая ежегодно в январе.

КАИ: Какие у вас отношения с новым главой Белорусской православной церкви Вениамином?

— Я его немного знаю. У меня были близкие отношения с его предшественниками: митрополитами Филаретом и Павлом. После назначения я поговорил с ним, поздравив его с новой должностью. В Беларуси его считают скромным молитвенником. По образованию инженер-радиофизик. В 2010 году он стал епископом-помощником митрополита Филарета, а затем Павла. Православные священники о нем хорошо отзываются. Что немаловажно, впервые белорус, родившийся в этой стране, стал экзархом. Во время нынешнего кризиса он несколько раз занимал взвешенную и мудрую позицию.

КАИ: Сколько именно католиков в Беларуси? Какой процент населения принадлежит к католической церкви?

— Точно ответить на этот вопрос невозможно, потому что до 90-х годов в приходах, ликвидированных в коммунистический период, не было книг учета. Если кто-то крестился, это нигде не записывалось. Позже в них играли по принципу, что кто-то пришел со свидетелями того, что он крестился, и это было записано.

Принято считать, что католики составляют в Беларуси около 15 процентов, или полтора миллиона верующих. У нас четыре епархии с 8 епископами. Есть две семинарии — в Гродно и Пинске. Пропедевтический год проходит в Минске, а оставшиеся годы учебы в настоящее время проходят в Гродно. В настоящее время учатся 25 семинаристов на всех курсах и 8 на вводном. Значит, у нас проблемы с призванием. Сложно сказать, сколько призваний в религиозных орденах, поскольку существующие в Беларуси ордены здесь не имеют новичков, а все кандидаты формируются в Польше. Капуцины — самый многочисленный отряд в Беларуси. В приходе около 500 и 480 епархиальных и духовных священников. 80 священников из-за границы, в основном из Польши, и несколько из Литвы.

КАИ: Каково финансовое положение Церкви в Беларуси?

— Ситуация сложная. Поэтому мы благодарны всем за помощь. Значительная помощь приходит из Польши, Церкви на Западе и в США, а также от фондов и учреждений, специализирующихся на помощи Церкви на Востоке, таких как немецкий «Renovabis» или международная Папская ассоциация «Помощь церкви в нужде».

КАИ: Архиепископ сказал, что формирование мирян — большая задача. Как вы пытаетесь это провести?

— У нас в школах нет катехизации, есть так называемые Воскресные школы. В приходах мы готовимся к конфирмации и браку. Так называемые «Вечера для влюбленных», которые часто посещают и люди, далекие от Церкви, и это своего рода способ достигать их. Анонимные Алкоголики очень активны и являются одним из самых многочисленных католических движений в Беларуси. Практически в каждой церкви есть группа. «Библейские курсы» очень популярны и пользуются большой популярностью среди молодежи и взрослых.

Что касается заключения браков и семей, то здесь важную роль играет движение «Брачные встречи», пришедшее к нам из Польши. Это отличная программа образования, созданная непрофессионалами и для обычных людей. Для нас это очень нужная вещь, потому что в Беларуси мы переживаем огромный кризис семьи. Также популярен Легион Марии, лидер которого, г-жа Алина из Минска, очень активна. Если есть необходимость, мы звоним ей, и она посылает нам целую армию легионеров, готовых помочь в каком-то действии или событии.

Конечно, круги четок традиционно самые многочисленные, тогда как новые движения, известные в Западной Европе, такие как Движение Света-Жизни или неокатехуменат, развиваются хуже. Вовлечение и формирование мирян в движениях и ассоциациях требует еще большей активности.

КАИ: В Беларуси тоже есть своя «Ченстохова». Думаем о паломничестве в Будслав…

— Самыми многочисленными в Беларуси являются паломничества к святилищу Марии в Будславе, а также к святилищам Богоматери, Царицы озер в Брацлаве, Королевы семей в Тракеле и Королевы Полесья в Лагишине. В начале июля в Будслав съезжаются многотысячные паломники со всей страны. Конечно, в этом году из-за пандемии коронавируса они имели символическое измерение. После его прекращения мы надеемся на возрождение паломнического движения.

КАЙ: Литургии в церкви везде совершаются по-белорусски? Какую роль играет польский язык?

— Официальный язык Католической церкви — белорусский, но все зависит от региона. Польский язык присутствует в литургии, особенно в Гродненской области, но и там ситуация меняется в пользу белорусского языка. В западной Беларуси мы часто принимаем следующую модель: святая месса на польском, чтения на польском и белорусском, а проповедь на белорусском. Мы должны знать, что все меньше и меньше молодых людей говорят по-польски и все больше и больше по-белорусски.

С другой стороны, в центральной Беларуси мы в основном совершаем литургию на белорусском языке. В Минско-Могилевской архиепархии — 16 процентов. Мессы произносятся на польском языке, другие — на белорусском. На востоке Беларуси были попытки совершить литургию также на русском языке. Наверное, нет никакого интереса говорить богослужения на этом языке.

Все богослужебные книги, в том числе Лекционарии и Новый Завет , изданы на белорусском языке. Точно так же все приходские книги ведутся на белорусском языке, так как они должны вестись на государственном языке. Напомним, что официальными языками являются белорусский и русский. Стоит отметить, что наибольший вклад в возрождение белорусского языка внесла католическая церковь .

КАЙ: Архиепископ является большим поклонником Фатимской Богоматери и неоднократно организовывал паломничества ее статуи в России и Беларуси. Как вы читаете то, что сейчас происходит в мире, в том числе в Беларуси, с точки зрения Фатимских явлений?

— «Мое непорочное сердце восторжествует, Россия обратится, и на какое-то время будет мир», — говорит Богородица в явлениях. Я трижды встречался с сестрой Люсией, которая объяснила, что «слово Россия следует понимать как весь мир, потому что у греха нет национальности». Она сказала это в присутствии кардинала Йозефа Ратцингера, будущего Папы Бенедикта XVI. Богоматерь говорит, что после обращения России «на какое-то время будет мир». Вопрос в том, как понимать эти слова сегодня? Мы видим, как наш мир погружен в конфликты не только из-за Белоруссии, но и из-за Украины, в последнее время из-за войны на Кавказе в Нагорном Карабахе, но давайте не будем забывать о Франции, где у нас была волна атак, и тревожной ситуации во многих других странах мира.

КАИ: Не говоря уже о Польше?

— Когда я смотрю на происходящее на польских улицах, я в ужасе. Свобода — великий дар, но также и великая задача, и не все могут это понять. Вопрос о том, как разумно использовать дар свободы, по-прежнему актуален. Когда мы слышим на демонстрациях, что Церковь или закон Бога ограничивает эту свободу, например, в свободном доступе к аборту, то есть убийству человека в утробе матери, возникает очень серьезная проблема: как понять свободу и как ее использовать. Должна ли свобода быть абсолютной свободой автономного человека или она должна ограничиваться благом или страданием других людей, а также общим благом всего общества? Не путают ли свободу случайно с игривостью? Польские демонстранты, польские женщины должны найти ответ на этот вопрос. Я им этого желаю.

Я помню, как Иоанн Павел II в 1993 году сказал молодым людям в Каунасе во время своего паломничества в Литву, что после нескольких десятилетий коммунистического порабощения вам была предоставлена ​​свобода, и он подчеркнул, что это должна быть ответственная свобода, а не игривость. Он говорил то же самое во время каждого Всемирного дня молодежи.

КАИ: Есть ли у архиепископа надежда на будущее, на свое оптимистичное видение?

— Все в руках Бога, и в этом мой оптимизм. То, что мы переживаем сегодня, — это несение креста, который всегда сопровождает христианство. Поэтому его нужно нести с уверенностью.

КАИ: А в социально-политическом измерении в Беларуси? Вы рассчитываете на понимание и примирение?

— Несколько раз я поощрял диалог или создание чего-то вроде «круглого стола», но пока безуспешно. Я считаю, что для достижения согласия необходимо вести диалог в любой ситуации. Когда люди садятся за стол, даже если он угловатый, и начинают говорить, вы должны верить и верить, что из этого что-то выйдет, даже если у всех свое мнение или он прав. То, что мы очень разные и имеем разные точки зрения, не означает, что мы должны быть врагами. Во всех социальных и политических конфликтах мы не можем искать только «себя» или «свои выгоды». Мы должны осознавать, что все мы работаем на благо страны и есть люди, которые думают иначе. Я верю, что единственный способ узнать правду — это диалог. Также нет другого способа преодолеть разногласия, даже если они очень глубокие.

Я уже говорил об этом летом, когда еще был в Беларуси, а сегодня об этом говорят все архиереи и все, кто стремится к соглашению. Мы не можем жить во имя лозунга: «Не забудем, не простим», а такой лозунг появился. Это противоречит христианству. Нам нужно взглянуть на крест Христа и понять, что прощение — это наше призвание. Христос с древа креста сказал: «Отец, прости им за это, ибо они не ведают, что творят».

Св. Иоанн Павел II сказал, что у общества, которое неспособно прощать, нет будущего впереди. Процесс прощения очень сложен, но единственная альтернатива — гражданская война. Конечно, справедливость необходима, но она всегда должна сопровождаться милосердием. Вот почему мне понравился епископский лозунг Кардинала Йозефа Глемпа: «Caritati in iustitia» — «Через справедливость к любви». К сожалению, в настоящее время я не вижу готовности прощать, поэтому Церковь должна тем более призывать к этому, как бы это ни было сложно. Надо к этому стремиться, другого выхода не вижу.

КАИ: В завершение разговора, пожелаем: поскорее встретиться с архиепископом в Беларуси?

— Дай Боже. Есть белорусская пословица: «Твои слова да Богу в уши», и я глубоко верю, что Бог слушает и слышит нас в данный момент.

***
Архиепископ Тадеуш Кондрусевич родился 3 января 1946 года в селе Одельско близ Гродно в Беларуси (в то время входил в состав Вильнюсской Архиепископии). Он окончил Ленинградский политехнический институт и некоторое время работал инженером в Вильнюсе, затем в 1976 году поступил в духовную семинарию в Каунасе и 31 мая 1981 года был рукоположен в сан священника. Затем работал в разных приходах Литвы, а с 1988 г. — в Гродно.

5 сентября 1989 года Иоанн Павел II назначил его епископом, апостольским администратором Минска и всей Беларуси, а затем 20 октября того же года лично рукоположил в Риме. Это было первое назначение католическим епископом для Беларуси после Второй мировой войны.

Когда 13 апреля 1991 года Святейший Отец смог основать первые католические структуры в тогдашнем СССР, он назначил епископа Кондрусевича архиепископом, апостольским администратором для католиков латинского обряда Европейской части России, с проживанием в Москве. А когда в начале 1999 года была учреждена первая в истории Российская Конференция католических епископов, ее возглавил архиепископ Т.Кондрусевич. Он занимал эту должность до 2005 года. «По дороге» Папа разделил в 1999 году обширную Апостольскую администрацию Европейской части России на две меньшие единицы, и архиепископ Т.Кондрусевич стал настоятелем ее северной части. После возведения существующих управлений в ранг епархии, 11 февраля 2002 года архиепископ стал первым митрополитом новосозданной Архиепархии  Божией Матери в Москве.

Он оставался на этом посту до 21 сентября 2007 года, когда Бенедикт XVI назначил его митрополитом, архиепископом Минско-Могилевским. В то же время в 2011-2012 годах архиепископ Кондрусевич был администратором Пинской епархии. С 3 июня 2015 года — глава Белорусского епископата.

31 августа этого года белорусские пограничники отказали архиепископу Кондрусевичу во въезде в страну.

См. также:

По делу о терроризме задержали священника БПЦ МП, его жену и сына

Тихановская написала письмо Папе Римскому

Епископ Юрий Кособуцкий – об арестах священнослужителей

В Белоруссии задержаны священники Виктор Жук и Алексей Воронко

В Белоруссии католический священник Вячеслав Барок получил 10 суток

Лукашенко заочно поспорил со священниками Православной и Католической Церквей

FacebookMessengerTwitterVKWhatsAppViberTelegram

Похожие новости