Беседа Папы Франциска со словацкими иезуитами | Будущее

Беседа Папы Франциска со словацкими иезуитами

Беседа Папы Франциска со словацкими иезуитами | Будущее

12 сентября в Братиславе Папа Франциск встретился со своими собратьями

На встрече присутствовало 53 иезуита, многие из которых проходили формацию еще во времена коммунизма. Свящ. Антонио Спадаро SJ, главный редактор La Civiltà Cattolica, сопровождавший Папу в его путешествии и присутствовавший во время беседы, записал её содержание.

После приветствия провинциального настоятеля и вступительных шуток Папа ответил на вопросы собратьев.

Первый вопрос, заданный одним из присутствующих иезуитов: «Как ваше самочувствие?»

Папа Франциск: Все еще жив. Хотя некоторые хотели, чтобы я был мертв. Я знаю, что были даже встречи прелатов, которые считали, что состояние здоровья Папы хуже, чем кажется. Готовили конклав. Что тут поделаешь? Слава Богу, я в порядке. Я не хотел делать эту недавнюю хирургическую операцию: меня убедил медбрат. Медбратья и медсестры иногда понимают ситуацию лучше, чем врачи, потому что они находятся в прямом контакте с пациентами.

О чем иезуиты должны заботиться в первую очередь в пастырском служении в Словакии?

Мне на ум всегда приходит слово «близость».

Близость к Богу, прежде всего: не оставляйте молитвы! Подлинной сердечной молитвы, а не формальной, которая не затрагивает сердце. Молитвы, в которой борешься с Богом и познаешь пустыню, где ничего не ощущаешь. Близость к Богу: Он всегда нас ждет. У нас может возникнуть соблазн сказать: я не могу молиться, потому что я занят. Но Бог тоже занят – занят тем, что стоит рядом с тобой и ждет тебя.

Во-вторых, близость между вами, любовь между братьями, суровая любовь иезуитов, которая очень тонкая, милосердная, но в то же время суровая: мужская любовь. Мне больно, когда и вы, и другие священники «сдираете кожу» друг с друга. И это блокирует, не дает продвигаться вперед. Но эти проблемы существовали с самого начала Общества Иисуса. Давайте вспомним, например, о терпении Игнатия по отношению к Симону Родригесу. Нелегко быть общиной, но близость между вами действительно важна.

В-третьих, близость к епископу. Это правда, что есть епископы, которые нас не хотят, это правда, да. Но пусть не будет среди вас тех, кто сплетничает о епископе! Если кто-то из иезуитов думает иначе, чем епископ, и у него есть храбрость, пусть пойдет к епископу и скажет ему то, что думает. И когда я говорю «епископ», я имею в виду и Папу.

В-четвертых, близость к Божьему народу. Вы должны быть так, как Павел VI сказал нам 3 декабря 1974 года: там, где есть перекрестки путей, идей, там иезуиты. Внимательно прочтите и поразмышляйте над речью Павла VI к XXXII Генеральной конгрегации: это самые красивые слова, сказанные Папой иезуитам. Это правда, что если мы действительно идем на распутья и к границам, мы будем создавать проблемы. Но от попадания в глупые идеологии нас спасет близость к народу Божьему, и тогда мы сможем идти вперед и с открытым сердцем. Конечно, может случиться так, что кто-то из вас полон энтузиазма действовать, а тут появляется провинциал и останавливает его, говоря: «Нет, так не пойдет». И тогда нужно быть готовым идти вперед, проявляя послушание. Близость к народу Божьему так важна, потому что «ставит нас в рамки». Никогда не забывайте, откуда мы взяты, откуда пришли: из народа. Но если мы отрываемся и улетаем в … оторванную от земли универсальность, мы теряем свои корни. Наши корни – в Церкви, то есть в народе Божьем.

Итак, прошу вас о близости в четырех проявлениях: с Богом, между вами, с епископами и Папой, и с народом Божьим (эта последняя – самая важная).

Около двадцати из нас, иезуитов, присутствующих здесь, были рукоположены подпольно… Проходить формацию, трудясь вместе с рабочими – это был прекрасный опыт.

Работа, чтобы заработать на жизнь … физический или умственный труд – это работа, это здоровье. Народ Божий, если они не работают, они не едят …

 В 1968 году я вступил в Общество Иисуса как беженец. Я был членом Швейцарской провинции 48 лет, а теперь уже 5 лет, как живу здесь. Я участвовал в жизни очень разных церквей. Сегодня я вижу, что многие хотят вернуться или искать уверенности в прошлом. Какому видению Церкви нам следовать?

Вы сказали очень важное слово, которое говорит о боли Церкви в данный момент: искушение вернуться в прошлое. Сегодня мы в Церкви страдаем от идеологии возвращения в прошлое. Это идеология, которая колонизирует умы. Это форма идеологической колонизации. Речь не об универсальной проблеме, а скорее специфической для Церквей некоторых стран. Жизнь нас пугает. Я повторяю то, что я уже сказал экуменической группе, с которой встретился здесь перед вами: свобода пугает нас. В мире, который настолько обусловлен зависимостями и виртуальностью, нас пугает свобода. На предыдущей встрече я приводил в качестве примера «Великого инквизитора» Достоевского, который говорит Иисусу: «Зачем ты дал свободу? Это опасно!» Инквизитор упрекает Иисуса в том, что тот дал нам свободу, а хватило бы только немного хлеба и всё! Вот почему сегодня мы возвращаемся в прошлое: чтобы найти безопасное место. Мы боимся стоять обращенными лицом к народу Божьему, который смотрит нам в глаза и говорит нам правду. Боимся делать шаги вперед в пастырских инициативах. Я думаю, к примеру, о проделанной работе на Синоде по вопросам семьи: объяснение, что разведенные, состоящие во втором союзе, не приговорены к аду. Нас пугает перспектива сопровождать людей с другой сексуальной ориентацией. Мы боимся тех пересечений путей, о которых говорил Павел VI. Это боль теперешнего момента: поиск выхода в двух извращениях – жесткости и клерикализме. Я верю, что сегодня Господь просит Общество Иисуса быть свободным, благодаря молитве и распознаванию. Мы живём в увлекательные времена, у этой эпохи есть своё очарование, даже если в нем присутствует крест: это эпоха, прекрасная для провозглашения свободы Евангелия. Свобода! Вы можете испытать искушение вернуться в прошлое в своих общинах, в провинции, в Обществе. Надо быть осторожными и бдительными. Я не восхваляю опрометчивость, но хочу отметить, что возвращаться назад – неправильный путь. Правильный путь – это идти вперед в распознавании и послушании.

Каким вы видите Общество Иисуса сегодня? Можно заметить определенное отсутствие рвения, готовность искать безопасности, а не идти на распутья, как просил Павел VI, потому что это нелегко…

Нелегко, это правда. Но когда ощущается недостаток рвения, нужно распознать причины, понять, почему так. Нужно поговорить об этом со своими собратьями. Молитва помогает понять, действительно ли не хватает рвения и в чём. Об этом нужно поговорить с братьями, с настоятелями, а затем сделать распознавание, чтобы проверить, является ли этот опыт оставленности только твоим личным или касается также общины. Духовные Упражнения дают нам возможность найти ответы на подобные вопросы. Я убежден, что мы плохо знакомы с Упражнениями. Примечания и правила распознавания духов – настоящее сокровище. Нам нужно лучше их знать.

Вы часто говорите об идеологических колонизациях, которые являются дьявольскими. Это относится, среди прочего, к «гендерной» идеологии.

Идеология всегда имеет дьявольское очарование, как вы говорите, потому что она не воплощена. Сейчас мы живем в цивилизации идеологий, это правда. Мы должны разоблачать их вместе с их корнями. Да, та «гендерная» идеология, о которой вы говорите, опасна. Насколько я понимаю, это так потому, что она абстрактна по отношению к конкретной жизни человека, как если бы человек мог абстрактно решать по своему желанию, быть ли и когда быть мужчиной или женщиной. Для меня абстракция всегда была проблемой. Однако это не имеет ничего общего с проблемой гомосексуализма. Если есть гомосексуальная пара, мы можем предложить им пастырскую опеку, помочь идти вперед во встрече со Христом. Когда я говорю об идеологии, я говорю об идее, об абстракции, для которой возможно все, а не о конкретной жизни людей и их реальном положении.

В Церкви в Словакии есть определенная внутренняя напряженность. Некоторые даже считают ее неортодоксальной, а другие идеализируют ее. Мы, иезуиты, пытаемся преодолеть это разделение. Как вы поступаете с людьми, которые смотрят на вас с подозрением?

Есть, например, популярный католический телеканал, на котором постоянно плохо говорят о Папе, не видя в этом никакой проблемы. Я лично могу заслуживать нападки и оскорбления, потому что я грешник, но Церковь этого не заслуживает: так работает дьявол. Я так и сказал некоторым людям на этом канале.

Да, есть и священнослужители, которые недоброжелательно отзываются обо мне. Иногда мне не хватает терпения, особенно когда кто-то выносит суждения, не вступая в настоящий диалог. Здесь я ничего не могу поделать. Так что я иду вперед, не вовлекаясь в мир их идей и фантазий. Я не хочу туда входить и поэтому предпочитаю проповедовать, проповедовать… Некоторые обвиняли меня в том, что я не говорю о святости. Они говорят, что я говорю на социальные темы и что я коммунист. Тем не менее, я написал целое Апостольское наставление о святости, Gaudete et Exsultate.

Теперь я надеюсь, что недавнее решение остановить автоматическое позволение служить в древнем обряде поможет вернуться к истинным намерениям Бенедикта XVI и Иоанна Павла II. Мое решение – результат консультации со всеми епископами мира, проведенной в прошлом году. Отныне те, кто хочет служить в vetus ordo [старый порядок, т.е. месса по старому обряду], должны спрашивать разрешения у Рима, как это делается в случае биритуализма [совершения богослужения по двум различным обрядам]. Но есть молодые люди, которые спустя месяц после рукоположения идут к епископу просить об этом. Это феномен, который говорит о желании вернуться назад.

Один кардинал рассказал мне, что к нему пришли двое недавно рукоположенных священников с просьбой обучиться латинскому языку, чтобы хорошо служить по латыни. Кардинал, у которого хорошее чувство юмора, ответил им: «Но в епархии столько латиноамериканцев! Изучайте испанский язык, чтобы проповедовать. Затем, когда вы выучите испанский, вернитесь ко мне, и я скажу вам, сколько вьетнамцев в епархии, и я попрошу вас научиться говорить по-вьетнамски. Затем, когда вы выучите вьетнамский язык, я разрешаю вам изучать и латынь». Так он заставил их «приземлиться», вернуться на землю.

Я иду вперед не потому, что хочу совершить революцию. Я делаю то, что, чувствую, должен делать. Это требует много терпения, молитвы и много милосердия.

Один из присутствующих иезуитов говорит о широко распространенном страхе перед беженцами.

Я считаю, что мигрантов нужно принимать, но не только: необходимо их принимать, защищать, содействовать им и интегрировать. Нужны все четыре шага для того, чтобы по-настоящему принимать. Каждая страна должна знать, сколько может сделать в этом направлении. Оставить мигрантов без интеграции значит покинуть их в беде, это равносильно тому, чтобы не принимать их вовсе. Но нам нужно хорошо изучить этот феномен и понять его причины, особенно геополитические. Необходимо понимать, что происходит в Средиземном море и в чем состоят игры держав, которые имеют доступ к морю, контролируют и господствуют; понять причины и последствия.

Напоследок, когда Папе сообщают, что пора идти, один из иезуитов говорит: «Святой Отец, последнее: святой Игнатий говорит, что нужно чувствовать и вкушать вещи внутренне. Вас ждет ужин – насладитесь словацкой кухней!»

Антонио Спадаро SJ La Civiltà Cattolica

 

Продолжение: Госсекретарь Ватикана прокомментировал слова Папы о заговоре

 

Читайте также:

Новое и старое, а не народные языки и латынь – суть решения Папы

Папа изменил порядок использования Римского миссала 1962 года

Иезуит Штефан Липке: наш орден очень успешен – и неспроста

«La Civiltà Cattolica» выходит по-русски. Слово редактора

Ватикан ответил на беспокойство раввинов из-за доктрины замещения

Новое уважительное отношение католиков к иудеям – и спасение

Раввин Лазар: Кто мудр – тот, кто видит будущее | Видео

Раввин Лазар: мудрый – смотрит и вкладывает в будущее

Зверь, Прошлое, Смерть и Насилие -vs- Бог, Будущее, Жизнь и Достоинство

 

FacebookMessengerTwitterVKWhatsAppViberTelegram

Похожие новости