За ЛГБТ и против домашнего насилия: Манижа едет на Евровидение

За ЛГБТ и против домашнего насилия: Манижа едет на Евровидение

За ЛГБТ и против домашнего насилия: Манижа едет на Евровидение от России. Путь непростой девушки из элиты – в большую элиту.

Россию на “Евровидении” в этом году будет представлять 29-летняя певица таджикского происхождения Манижа Сангин. Помимо музыкальной деятельности, по предложению ООН она занимается проблемами беженцев, активно борется за права женщин и поддерживает ЛГБТ-сообщество. Би-би-си рассказывает, чем она известна.

Манижа исполнит на “Евровидении” в Роттердаме песню Russian Woman (“Русская женщина”). Отбор участника от России прошел в прямом эфире Первого канала 8 марта 2021.

Как говорит сама певица, ее песня рассказывает о “трансформации самоощущения женщины за последние несколько столетий в России”. Женщина, цитирует Манижу ТАСС, “прошла удивительный путь от крестьянской избы до права избирать и быть избранной (одной из первых в мире), от фабричных цехов до полетов в космос. Она никогда не боялась противостоять стереотипам и брать ответственность на себя”.

“Для меня участие в “Евровидении” – это великая возможность поговорить с миром о том, что для меня действительно важно. Я таджичка, но Россия приняла и вырастила меня. Я хотела бы, чтобы мир увидел нашу страну такой, какой ее знаю я: щедрой, открытой, яркой, ни на что не похожей”, – сказала Манижа.

 

Певица из Таджикистана

Манижа Сангин родилась в столице Таджикистана Душанбе в 1991 году. В середине 1990-х она вместе с семьей уехала в Москву, спасаясь от гражданской войны на родине.

“Это был огромный стресс. Я не хотела никуда ехать, мне было страшно. И, видимо, подсознание все стерло. Как будто закрываешь глаза и открываешь – уже Москва. Съемная однушка с тараканами, в которой мы живем вчетвером: мама, папа, я и мой младший брат. Потом мама развелась с отцом и забрала к нам жить троих детей своего брата”, – вспоминала она переезд в прошлогоднем интервью “Медузе”.

Манижа родилась в интеллигентной и творческой семье. Ее дед – известный таджикский писатель и журналист. Мать – дизайнер одежды.

“Когда мы жили в Таджикистане, мама была настоящей звездой. Ее звали на конкурс красоты “Мисс мира”, у нее был потрясающий голос, она пела. Но ей надо было работать и ни на какой конкурс она не поехала, а с 16 лет шила потрясающую модную одежду. К ней приходили жены министров и президентов: нам костюм, нам платье, только – у вас! Она очень прилично зарабатывала”, – рассказывала певица.

“У нас [в семье] очень сильные женщины, которые много что делали и делают. Моя прабабушка была одной из первых женщин в Средней Азии, которая скинула паранджу и заявила, что будет работать. Наверное, это передается на генетическом уровне из поколения в поколение”, – говорила она.

По словам Манижи, любовь к музыке ей еще в детстве привили родители: “Они в юности были настоящие хипари и модники, косили под Джона Леннона и Йоко Оно, собирали пластинки – Pink Floyd и Queen у нас были как иконы”.

 

Однако интерес к музыке во внучке заметила бабушка. Именно она настояла на том, чтобы Манижа в детстве начала петь:

“Я пела с пяти лет, и бабушка все время повторяла: Манижа должна стать певицей. Бабушка сдавала в Таджикистане жилье, складывала деньги в конвертик и отправляла их в Москву. На конвертике было написано: “На занятия моей девочке”. И мама тащила меня на занятия по вокалу, падая от усталости, а одно занятие в тот момент стоило 50 долларов”.

Свою победу в отборе на “Евровидение” Манижа посвятила своей бабушке, которая всегда верила в ее успех, пишет ТАСС. Бабушка певицы умерла более десяти лет назад.

“Недославянка”

В музыкальной индустрии на Манижу обратили внимание, когда ей было 15 лет. Тогда, в середине 2000-х, музыкальные продюсеры посчитали, что ее имя и внешность могут стать препятствием для ее раскрутки, внушали ей, что сцена требует определенных стандартов, вспоминала она.

“Меня начали переделывать”, – рассказывала она. По ее словам, ей перекрасили волосы в более светлый цвет, заменили неординарные наряды, которые она любила носить, на женственную одежду и придумали ей псевдоним Ру.Кола. Вымышленное имя ей посоветовали взять на “Русском радио”, так как ее настоящее имя сочли “слишком мусульманским”, признавалась Манижа.

Вскоре Манижа ушла из проекта Ру.Колы и стала заниматься музыкой самостоятельно. В начале 2010-х ее позвала выступить на своем концерте группа хип-хоп-исполнителя Ассаи, а затем позвала ее в Петербург, чтобы записать совместный альбом. Несколько лет она жила в Лондоне и пыталась заниматься музыкой там – но в итоге вернулась в Москву.

В своем творчестве она неоднократно обращалась к теме своей национальной идентичности. Так, в конце 2019 года Манижа выпустила клип на песню “Недославянка”, вдохновленный стереотипами о мигрантах, фильмами в жанре нуар и болливудским кинематографом 1990-х годов. По сюжету клипа, Манижа спасает мигрантов от злодея, который отнимает у них их национальные черты.

“В моей песне “Недославянка” есть строчки: “крылья прячу по привычке, я недославянка, я недотаджичка”. Я четко понимаю, что со мной произошло мимикрирование – я хотела, чтобы меня воспринимали хорошо, а значит, мне надо было говорить на идеальном русском языке, поэтому я занималась в пять раз больше, чем мои сверстники, которые тут родились. Я понимала, что мне надо работать в 50 раз больше, чтобы заработать деньги, которые дадут мне нормальное отношение общества. И пока я вот этого всего добивалась, я себя максимально стирала. В какой-то момент я поняла: у меня не осталось акцента, я не ношу национальную одежду, я выщипываю свою монобровь, – я не хотела, чтобы меня это выдавало как таджичку, потому что это сразу меняло отношение ко мне. И мне стало очень жаль, что я так старательно себя стирала”.

“А сейчас во мне начался обратный процесс. Я дорисовываю свою бровь на концертах и надеваю этнические костюмы”, – рассказывала она в интервью “Коммерсанту” в конце прошлого года.

Работа с беженцами

Семья Манижи, приехавшая в Москву из Таджикистана в 1993 году, знает о проблемах, с которым сталкиваются здесь приезжие, на собственном опыте. По словам Манижи, сначала у ее семьи в России не было ни гражданства, ни статуса беженцев.

Сама она получила гражданство в 14 лет:

“Позже я стала задаваться вопросом, а как вообще я попала в садик и школу без гражданства. Оказалось, что мама находила деньги, давала в детском саду взятку, чтобы меня взяли в садик, давала взятку, чтобы меня взяли в школу, – а иначе это невозможно было сделать”.

В детском саду и в школе будущая певица постоянно сталкивалась с бытовым расизмом со стороны других детей:

“Когда меня называли черножопой в садике, я приходила домой и повторяла это слово. Мне казалось, это какое-то классное слово, я даже не знала, что оно значит”.

По словам Манижи, сейчас дети мигранты продолжают сталкиваться с теми же проблемами, что и она в 1990-х. “Буквально вчера мой племянник, сын моей старшей сестры, пришел из школы и сказал: “Все мои одноклассники называют меня таксистом, и еще они все называют меня черножопым”. Он в третьем классе, учится на одни пятерки, родился и живет в Москве, умный, добрый мальчик. Я так расстроилась. Мне было очень обидно за него. Столько лет прошло, а ничего не изменилось”, – рассказывала она в декабре 2020 года.

Ее семья занимается проблемами беженцев уже много лет:

“Мы сами имеем большой миграционный опыт – когда случилась война в Таджикистане, мы были и внутренними беженцами, и эмигрантами. Этот путь позволил нам понять, какие могут быть трудности у людей, лишившихся дома”.

Манижа занималась социальными проектами, искала спонсоров, пыталась работать с брендами.

“Моя мама часто помогает таджикским семьям, ей стали звонить, просить о помощи. Мы связались с представительством УВКБ ООН в России, спросили, какая вообще ситуация. Они ответили, что огромное количество беженцев не имеет даже еды. Они давали нам реальную картину, это была экспертиза, которой мы могли доверять. А мы объединяли ресурсы с какими-то организациями и людьми, искали способы помочь тем или иным семьям”, – рассказывала певица о проблемах, с которыми столкнулись беженцы по время пандемии.

Около полутора лет назад с Манижей связался интеграционный центр для детей беженцев и мигрантов “Такие же дети“, который помогает им устроиться в школу и выучить русский язык. Для этого центра Манижа сделала фотопроект “Одной нитью” с фотографиями детей мигрантов.

Вскоре после этого на певицу вышло Агентство ООН по делам беженцев. Проработав с ООН год по вопросам беженцев, Манижа получила от организации предложение стать российским послом доброй воли управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) и согласилась.

“Я участвовала в различных форумах, посвященных теме насилия над женщинами и детьми, поддерживала акции и кампании Агентства на территории России. Ездила к афганским беженкам в Москве, общалась с ними, с их дочерьми. Вообще это предложение ООН открыло для меня наконец тот формат, в котором я своей работой могу достучаться до реальных людей в трудной ситуации. Ведь социальная деятельность артистов часто воспринимается скептически. Но когда ты это делаешь вместе с ООН, тут уже другое отношение”, – признает Манижа.

Работа с проблемой домашнего насилия

“Еще мне важно помогать девочкам, женщинам не бояться быть собой. Мне в Instagram приходит много личных сообщений от таджикских, узбекских, киргизских девчонок. Они пишут о насилии со стороны мужчин, о своем отчаянии. Например: “Отец нас бьет постоянно, моя мама не хочет выходить из этих отношений, потому что ей говорят: терпи, пока не выдашь всех детей замуж, терпи и делай вид, что у вас хорошая семья”. Я их перенаправлю в те или иные фонды”, – рассказывала певица “Коммерсанту”.

Манижа много говорит о проблеме домашнего насилия – как в творчестве, так и у себя в “Инстаграме”. В начале 2019 года она выпустила клип на песню “Мама”, в котором рассказывалось о взрослении и борьбе с домашним насилием. В день выхода клипа она также анонсировала выпуск приложения Silsila [‘Цепь’ по-арабски; тут и русское слово ‘Сила’ – ИРП], с помощью которого можно сообщить о факте насилия с помощью тревожной кнопки и обратиться за помощью в ближайший кризисный центр.

Cover artПо ее словам, сначала у проекта должен был быть спонсор, но потом тот отказался от сотрудничества. Ее семья вложила в приложение собственные средства. Певица не называла сумму, но источник Forbes говорил, что проект обошелся ее семье в 7 млн рублей.

Приложение Silsila в обществе встретили неоднозначно. Если одни общественные деятели рассказали о проекте Манижи у себя в соцсетях, то другие обвинили ее в плагиате. Так, глава Фонда “Насилию.Нет” (властями России причислен к иноагентам) Анна Ривина обратила внимание, что функционал приложения Манижи идентичен аналогичному приложению фонда, которое появилось на три года раньше.

Летом 2019 года Манижа у себя в “Инстаграме” поддержала сестер Хачатурян, которых обвинили в убийстве своего отца. “Мне было по-детски обидно: пока большие бренды и индустрия о “позитивчике” – в реальной жизни сестры Хачатурян убивают отца, потому что другого выхода никто им не показывает. А ведь его не так уж сложно показать”, – написала она.

 

Манижа открыто выступала против навязанных обществом стандартов красоты и в 2017 году запустила в “Инстаграме” флешмоб на эту тему.

“Индустрия требует идеальной кожи, идеальной улыбки, идеального веса. Индустрия придумала ретушь, бьюти блендер и гиалуроновую кислоту. Индустрия, я была твоим клиентом: я пользовалась facetune, ходила на консультации к пластическим хирургам и почти решилась на операцию. Индустрия, ты кто? Ты **** (надоела). Я это я, и мне нравится моя кожа, мои складки, мой целлюлит. Индустрия, ты теряешь аудиторию”, – написала Манижа.

В одном из интервью она призналась, что не согласовывает со СМИ выбор фотографий, но выдвигает одно условие – чтобы на фото не было фотошопа.

Манижа не раз высказывалась в поддержку ЛГБТ-сообщества. Летом 2019 года она снялась в проекте издания “Открытые” в поддержку ЛГБТ. Осенью прошлого года она стала специальным гостем “Квирфеста” в Петербурге. После поста в “Инстаграме” в поддержку ЛГБТ-сообщества от нее отписалось несколько тысяч человек, признавалась она.

“Когда ты говоришь все, что есть, у тебя появляется аудитория, которая твоя потому, что ты – это ты. Да, что-то они не принимают. И после проекта с ЛГБТ, и после проекта про домашнее насилие, и после проекта про красоту и принятие себя была куча странных, иногда агрессивных комментариев. Но так лучше, чем врать. Так проще”, – объясняла Манижа.


 

Читайте также:

Кипрская Церковь: не допустить “Дьявола” на Евровидение

Фото: митинг тысяч людей в Международный женский день

Мусульманская активистка Сафура Заргар: из индийской тюрьмы

Иран освобождает Загари-Рэтклифф, но готовит ей новый суд

Вспоминая день, когда бежал президент Туниса | 10 лет Арабской весне

Китайская христианка: время в тюрьме было «чудесным»

Индуистов возмутило фото Рианны с богом Ганешей

Джину Карано уволили из «Мандалорца» после «отвратительных» постов

Рисунки уфимской художницы на башкирскую тему вызвали отторжение

 

FacebookFacebook MessengerTwitterVKWhatsAppViberTelegram

Похожие новости