Доклад: угрозы и возможности от захвата “Талибаном”* Афганистана

Доклад: угрозы и возможности от захвата "Талибаном"* Афганистана

Доклад: угрозы и возможности от захвата “Талибаном”* Афганистана

Каковы подходы основных держав и исламистских групп

Американский Институт исследования войны (Institute for the Study of War) обнародовал совместный с Проектом критических угроз Американского института предпринимательства доклад “Региональные участники видят угрозы и возможности от захвата власти талибами*”. В документе дается анализ и прогноз возможных действий этих акторов.


Ключевой вывод:  Быстрый захват Кабула талибами* изменил расчеты ключевых региональных государств в отношении Афганистана. Россия, Китай, Иран и Турция взвешивают, как воспользоваться поспешным выводом Соединенных Штатов и смягчить новые террористические угрозы и волны беженцев из Афганистана, которые, вероятно, последуют. Все четыре государства, вероятно, признают талибов* официальным правительством Афганистана в ближайшие месяцы. Победа талибов также дает возможность «Аль-Каиде»* и другим группам салафитских джихадистов расширить свои убежища в Афганистане и активизировать текущие усилия по организации террористических атак на Западе, используя 20-ю годовщину терактов 11 сентября.

Россия

Кремлевские послания по Афганистану с 15 августа восхваляют заявленный талибами* «мирный» захват Кабула, в то время как российские силы в Средней Азии ответили военными учениями. Замир Кабулов, специальный представитель Кремля по Афганистану, заявил 16 августа, что Кремль «заранее подготовил почву» для работы с «новым правительством Афганистана», и заявил, что талибы* захватили Кабул «мирным путем». Кремль официально обосновывает официальное признание талибов* их способностью предотвращать атаки джихадистов в Центральной Азии и выполнять негласные требования надлежащего управления. Кремль ранее призывал Талибан* «предотвратить распространение напряженности» за пределы Афганистана во время встреч в Москве в начале июля. Кабулов 16 августа заявил, что Россия не видит «единой прямой угрозы нашим союзникам в Центральной Азии» со стороны самого Талибана*, но отметил, что смена режима может создать «нишу для других международных террористических организаций». Российские и партнерские силы дополнительно увеличивают частоту совместных военных учений и готовятся к учениям Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) в ближайшие месяцы. Приблизительно 1000 военнослужащих на российском дивизионе 201-й  военной базы в Таджикистане начали поспешные упражнения 17 августа, которые осуществляются, согласно публикации**. Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) объявила 16 августа, что проведет учения под названием «Кобальт-2021» в Таджикистане «в ближайшие месяцы», но не указала дату и участников.

Кремль, скорее всего, официально признает Талибан* и расширит российские базы и военные операции в Средней Азии для борьбы с потенциальными силами джихадистов. Маловероятно, что Талибан* будет полностью контролировать границы Афганистана, чтобы удовлетворить требования России, а группы джихадистов и преступные сети с большой вероятностью будут распространяться в Таджикистане, Узбекистане и других государствах Центральной Азии. Кремль, вероятно, смирится с уровнем отсутствия безопасности в регионе, превышающим тот, который допустили бы США и их союзники признает  талибов* в качестве законного правительства Афганистана. Кремль может дополнительно попытаться добиться от талибов* экономических уступок, таких как доступ к минеральным ресурсам, в обмен на признание. Кремль также будет уделять приоритетное внимание предотвращению потенциально дестабилизирующего потока беженцев из Афганистана. Российские военные в течение нескольких лет готовились к потенциальной новой джихадистской угрозе для Центральной Азии после ухода США из Афганистана. Размещение российских военных в Средней Азии в значительной степени является ответом на эту законную угрозу. Однако дополнительное российское базирование и дальнейшее военное сотрудничество со странами Центральной Азии поддержат кампанию Кремля по интеграции вооруженных сил бывшего Советского Союза в российские структуры и улучшат возможности России для проецирования силы в регионе.

Китай

Китай согласился с захватом Афганистана талибами* после переговоров на высоком уровне между представителями Китая и Талибана*. Министр иностранных дел Китая Ван И встретился с соучредителем Талибана* муллой Абдул Гани Барадаром и другими лидерами Талибана* в Тяньцзине, Китай, 28 июля, чтобы обсудить афганский мирный процесс. Ван признал Талибан* «важной военной и политической силой в Афганистане», а Барадар пообещал, что Талибан* не позволит каким-либо группировкам использовать афганскую территорию для нападений на Китай. Пекин признал «серьезные изменения в ситуации в Афганистане» через два дня после того, как силы Талибана* захватили Кабул, но не закрыл посольство Китая и не одобрил правительство, контролируемое Талибаном*. Китайские лидеры, вероятно, испытывают озабоченность по поводу потенциальных побочных эффектов правления Талибана* для активности исламистских боевиков в регионе, которые могут включать террористические нападения на Китай. В результате возможной атаки террористов-смертников с использованием самодельных взрывных устройств (СВУ) 14 июля, предположительно осуществленной «Техрик-и-Талибан Пакистан» (ТТиП), погибли девять граждан Китая, работавших на плотине Дасу, проекте гидроэлектростанции в Пакистане, часть Китайско-пакистанского экономического коридора (КПЭК). Министр иностранных дел Пакистана Шах Мехмуд Куреши заявил, что ТТиП действует за пределами афганской территории с одобрения афганских и индийских служб безопасности.

В обозримом будущем Китай, скорее всего, будет относиться к Талибану* как к фактическому правительству Афганистана. В отчетах американской разведки говорилось, что Пекин готовился официально признать Талибан* после того, как эта группировка нанесет поражение афганским силам, но китайские официальные лица публично не заявили о таких намерениях. Главный приоритет Китая в Афганистане – защита китайских граждан, инвестиций и территории от террористических атак. Пекин, вероятно, продолжит оказывать давление на лидеров Талибана*, чтобы те разорвали связи с другими повстанческими сетями, в частности, с Исламским движением Восточного Туркестана, которое стремится создать уйгурское государство в Синьцзяне. Китай может предложить талибам* инвестиции в инфраструктуру в обмен на защиту китайских граждан в регионе и создать значительные политические рычаги влияния на правительство, контролируемое талибами*. Во-вторых, китайские лидеры стремятся укрепить экономические связи с Афганистаном и расширить доступ к природным ресурсам страны, включая редкоземельные металлы, медь и запасы нефти. Китай получил эксклюзивные права на рудник Мес-Айнак в провинции Логар в 2007 году, но гражданская война в Афганистане задержала добычу меди на руднике, стоимость месторождения которого оценивается в 50 миллиардов долларов. Кроме того, Китай может планировать строительство скоростной автомагистрали протяженностью 280 км между Пешаваром и Кабулом, которая продлит КПЭК до Афганистана.

Иран

Иранский режим отпраздновал уход США из Афганистана и поддерживает мирную передачу власти, в том числе и талибов*.  Президент Эбрагим Раиси приветствовал американское «военное поражение» и призвал к национальному афганскому соглашению для достижения стабильности. Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф поддержал переходный план, разработанный бывшим президентом Афганистана Хамидом Карзаем, и выразил готовность Ирана содействовать мирным переговорам. Тегеран и раньше проводил внутриафганские диалоги – совсем недавно 7 июля по поводу прекращения огня. Режим также принимает у себя афганского военачальника и лидера антиталибов Мохаммада Исмаила Хана, бежавшего из Афганистана 15 августа. Хан ранее бежал от талибов* в Иран в конце 1990-х годов, прежде чем вернуться в Афганистан, чтобы возобновить борьбу.

Иран, вероятно, признает правительство Талибана* в ближайшие месяцы, если иранские лидеры придут к выводу, что они могут сотрудничать с этой группировкой.  Тегеран стремится работать с Талибаном* и другими международными участниками для достижения своих стратегических целей в Афганистане. Иранские цели включают:

  • Избежание конфликта с талибами*
  • Нейтрализация любой салафитско-джихадской угрозы Ирану со стороны Афганистана
  • Поддержка транснациональных инфраструктурных проектов, связывающих Иран с Центральной Азией и Китаем.
  • Защита афганцев-шиитов

Иранские государственные СМИ обеляли имидж Талибана* и представляли эту группировку как все более умеренную в последние месяцы, что, вероятно, готовится к улучшению отношений. С начала июля иранские власти также взаимодействовали со своими индийскими, китайскими, российскими и турецкими коллегами по Афганистану.

У Тегерана есть планы на случай непредвиденных обстоятельств, чтобы противостоять влиянию Талибана*, если отношения ухудшатся, а сотрудничество не сможет гарантировать интересы Ирана. Вооруженные силы Ирана милитаризовали приграничный регион, расширили сотрудничество с Таджикистаном в области безопасности и, возможно, мобилизовали своих афганских прокси, Подразделение Фатемиюн (Fatemiyoun Division), для защиты иранских интересов в случае необходимости.

Турция

Турция быстро адаптировалась к изменениям в Кабуле и теперь предлагает талибам* помощь в поддержании и расширении турецкого присутствия в Афганистане. Турция и Соединенные Штаты ранее вели переговоры по устаревшему плану размещения турецких войск в Афганистане по обеспечению безопасности международного аэропорта Кабула и сохранению международного доступа к столице. Вместо этого Турция теперь предлагает «техническую помощь и содействие в области безопасности», чтобы помочь новому правительству Талибана* стабилизировать Афганистан, включая обеспечение безопасности аэропорта для правительства Талибана*. Подразделение вооруженных сил Турции в Кабуле насчитывает около 500 турецких и 120 азербайджанских военнослужащих, расположенных в международном аэропорту Кабула и в настоящее время поддерживает миссию США по эвакуации. Высокопоставленные турецкие официальные лица и члены движения Талибан* подтвердили переговоры при содействии Пакистана между Анкарой и «Талибаном», включая возможную предстоящую встречу между президентом Турции Эрдоганом и руководством Талибана*. Талибан* ранее призывал к выводу турецких войск, но его позиция по турецкому предложению неизвестна, поскольку он захватил Кабул 15 августа. Турция публично не согласовывала с Россией или Китаем этот вопрос, но может попытаться выйти из конфликта или скоординироваться, если она останется в Афганистане.

Если Талибан* пойдет навстречу, Турция сможет сыграть уникальную роль в качестве единственной страны НАТО со значительным присутствием в Афганистане. Если талибы* позволят турецким войскам или дипломатам оставаться в Афганистане, Турция может получить огромное влияние в организации доступа стран НАТО в страну. Более того, Анкара положительно прокомментировала «умеренные» заявления Талибана* и предала гласности свои неформальные переговоры с Пакистаном и Талибаном* – вероятно, чтобы оправдать свои отношения с Талибаном* перед турецкой общественностью. Турецкое правительство может также помочь Талибану* получить некоторое дипломатическое признание за границей, чтобы активизировать свои руководящие функции перед турецкими официальными лицами – цель, также сформулированная президентом Эрдоганом 18 августа. Эрдоган добавил, что роль Турции в Афганистане может быть аналогична ее роли в сфере безопасности и военному делу в поддержке стабилизации Ливии. Турция также будет уделять приоритетное внимание поддержанию своих давних экономических связей с Афганистаном, одновременно заполняя вакуум в сфере безопасности, восстановления и политических потребностей страны. Однако неодобрение турецкой общественностью постоянного военного присутствия в Афганистане может привести к тому, что Турция будет уделять приоритетное внимание политическим и дипломатическим ролям в формировании нового Афганистана.

Салафитско-джихадские группы

Сторонники Аль-Каиды хвалят захват власти талибами* в Афганистане. Филиалы и партнеры «Аль-Каиды»*, а также интернет-агентства и комментаторы, выступающие за «Аль-Каиду»*, в основном отмечали захват Афганистана талибами* как победу глобального джихада. Крах афганского правительства теперь служит доказательством концепции для филиалов «Аль-Каиды»*, которые уже хвалят Талибан* и отражают его подход, элементы которого совпадают со стратегическим руководством «Аль-Каиды»*. Филиал «Аль-Каиды»* в Мали, Джамаат Нусрат аль Ислам ва-ль Муслимин (ДНИМ), ведет переговоры с малийским правительством, чтобы подтолкнуть французские войска к выводу из страны. «Аш-Шабаб», филиал «Аль-Каиды»* в Сомали, проводит параллели между победой талибов над НАТО в Афганистане и его собственной кампанией против члена НАТО Турции.

Ответы сторонников Исламского государства* подчеркивают существовавшую ранее вражду между Исламским государством* и Талибаном*. Сторонники Исламского государства* негативно отреагировали на обещание талибов*, что оно не будет дискриминировать афганцев-шиитов. Филиал Исламского государства* в Афганистане конкурирует с Талибаном* и на прошлой неделе продолжал заявлять о нападениях, чтобы продемонстрировать свою актуальность.

Группы салафитов-джихадистов будут расширять свои убежища в Афганистане, управляемом талибами*. Талибан* поддерживал тесные, хотя и сложные отношения с «Аль-Каидой»*, в том числе принимал ее лидеров, и, вероятно, будет продолжать это делать. Представители разведки начали предупреждать, что иностранные боевики мобилизуются в Афганистан. Провинция Хорасан Исламского государства* также может привлечь больше новобранцев, поскольку она стремится бросить вызов Талибану* и извлечь выгоду из снижения антитеррористического давления.

Филиалы Аль-Каиды* за пределами Афганистана могут активизироваться и попытаться извлечь выгоду из вывода иностранных войск. Несколько филиалов «Аль-Каиды»* в Африке и на Ближнем Востоке уже давно ведут мятежи, целью которых является изгнание иностранных сил и свержение национальных правительств. «Аш-Шабаб» в Сомали – одна из групп, которые могут имитировать траекторию движения Талибан*. Группа уже выиграла от вывода американских войск и значительного сокращения авиаударов США в 2021 году. Вывод миротворческих сил Африканского союза, которые стремятся к сокращению, мог бы ускорить наступление «Аш-Шабаб» на Могадишо, особенно если политические разногласия продолжат подрывать силы безопасности страны.

Победа талибов* может усилить продолжающиеся усилия салафитско-джихадистских группировок по инспирированию террористических атак на Западе, объединив усилия «Аль-Каиды»*, чтобы извлечь выгоду из предстоящей 20-й годовщины терактов 11 сентября.

 

Авторы: Эмили Эстель, Мейсон Кларк, Николас Карл, Кита Фицпатрик, Мэттью Макиннис, Трей Спроус, Вирджиния Ван и Эзги Язычи.

Внесли вклад: Рахма Байракдар, Дога Унлу, Курсат Гок, Дэвид Паткин и Кэтрин Тайсон

 


* Террористические организации, запрещенные в РФ

** Сноски на публикации см. по гиперссылке на оригинальный английский текст доклада.

Фото: РИА Новости / RT

 

Читайте также:

ОДКБ: не допустить инфильтрацию исламизма в государства-члены

Путин и Меркель обсудили Афганистан, Иран, Ливию и Сирию

Франклин Грэм: провести 22.08.2021 День молитвы за Афганистан

Франклин Грэм: происходящее в Афганистане – трагедия от Байдена

Патрушев: приоритет РФ сейчас – контроль миграции из Афганистана

Насилие во время празднования Дня независимости Афганистана

Афганские женщины-политики выступают против талибов*

В Джелалабаде талибы* застрелили восставших из-за флага страны

Китай призвал Талибан* к умеренной религиозной политике

Эксперт по Пакистану: религиозность приводит к воинственности

В Германии запретили исламскую организацию Ansaar International

Более 180 человек в ловушке в Мозамбике после нападения ИГИЛ*

20 человек погибли от взрыва автомобиля смертника в Сомали

Американские военные заявили, что вывод войск из Сомали завершен

Борьба с терроризмом: еще двое французских военных погибли в Мали

 

FacebookMessengerTwitterVKWhatsAppViberTelegram

Похожие новости