Раввин Борода раскритиковал ксенофобию Жириновского и Лысакова

Раввин Борода раскритиковал ксенофобию Жириновского и Лысакова

Раввин Борода раскритиковал ксенофобию Жириновского и Лысакова. «Такого рода высказывания в XXI веке кажутся уже немыслимыми и недопустимыми».

В мае 2021 в России прогремели сразу два скандала, связанных с антисемитской риторикой. В начале месяца лидер партии ЛДПР Владимир Жириновский публично заявил, что евреи сами виноваты в антисемитизме. Спустя пару недель другой депутат, Вячеслав Лысаков, раскритиковал выступавшую от России на Евровидении певицу Манижу, сделав упор на ее национальности, а соавторов песни Russian Woman — израильтян Ори Авни и Ори Каплана — обвинил в том, что они «подложили свинью русским». Слова политиков сильно задели российских евреев. В интервью РИА Новости президент Федерации еврейских общин России и Еврейского музея и центра толерантности раввин Александр Борода рассказал, почему со стороны общинных лидеров не было ответа на скандальные слова и как победить ксенофобию в публичном пространстве.

— Александр Моисеевич, сразу два громких скандала, связанных с антисемитизмом за месяц — совпадение или умышленный шаг?

— Не склонен считать, что между этими случаями есть какая-то прямая связь. И это, на мой взгляд, не целенаправленная атака на еврейскую общину. В высказываниях были упомянуты не только евреи. Если рассуждать в таком ключе, то это уже атака на многие народы и диаспоры России.

Тем не менее косвенная связь между «речами» двух политиков есть, и она кроется в самой культуре публичных выступлений. Такого рода высказывания в XXI веке кажутся уже немыслимыми и недопустимыми: господин Жириновский обвиняет евреев в том, что они сами являются причиной антисемитизма, также он постоянно прибегает к необоснованной спекуляции на теме русского народа. В патетических репликах депутата о русских людях между строк звучит тема ущемления и притеснения – что никак не отражает действительности. Напротив, такая риторика формирует осознание всеобщей ущербности российского общества, создается впечатление будто у нас в России все друг на друга беспрестанно нападают. Такие заявления – не просто ксенофобские выпады, с их помощью депутаты транслируют выдуманный образ негативной, враждебной реальности российского общества.

На практике же мы по-настоящему ощущаем теплоту дружеского межнационального и межконфессионального взаимодействия и для многих стран мира являемся в этом смысле примером. Тогда как заявления политиков Жириновского и Лысакова вступают в прямой конфликт с действительностью.

Кстати говоря, депутат Лысаков так и не опубликовал извинения за унизительный выпад в адрес певицы Манижи и ее творческой команды. А ведь это не только выпад против отдельного артиста, это оскорбление направлено как на имидж России в международном пространстве, так и на конституционный принцип ее многонациональности. Ведь представлять страну на международном конкурсе может любой ее гражданин, независимо от этнической и религиозной принадлежности.

Стоит также напомнить, что депутат – избираемое лицо, он должен защищать права граждан, прописанные в основном законе, а не совершать противоречащие ему действия.

Поражает также удивительная невежественность. Не понятно, каким образом Иисус (между прочим, это может оскорбить чувства многих верующих) оказался аргументом в полемике о национальной принадлежности Манижи? А заявление (Лысакова – прим.ред.) о том, что он не был евреем, так как говорил на арамейском языке, демонстрирует очень низкий уровень эрудиции, образования и религиозной грамотности. Очень хочется, чтобы руководство Государственной думы и руководство партии («Единая Россия» — прим.ред.) обратило на это внимание.

А если говорить в целом, проблема подобных высказываний намного шире. Казалось бы, мы уже давно осознали, что любое высказывание в публичном пространстве – даже пост в соцсетях — должен отвечать базовым критериям этики. И все высказывания, провоцирующие межнациональную рознь, возникновение неприязни у одних народов к другим, ставят под угрозу, в первую очередь, гармоничное существование и развитие российского общества.

— Какие-то меры после этих заявлений вы предпринимали: обращались ли к руководству Госдумы или «Единой России» (в случае с Лысаковым)?

— Нет, мы не принимали никаких мер. Эти высказывания (предполагаю, что это умышленно) довольно уклончивы. Сам посыл – чудовищный, но артикулируется он не настолько остро, чтобы можно было реагировать правовыми методами. В этом, на мой взгляд, и есть большая опасность: создается почва для враждебных суждений. Этому надо противостоять, не позволять в публичном пространстве развивать шовинистские мысли.

То, что было допустимо 30 или 20 лет назад, совершенно не соответствует современной этике. Если вам не нравится выступление артиста – критикуйте его с творческой точки зрения, но ни в коем случае не стоит апеллировать к его национальности.

— Почему не прозвучали четкие заявления со стороны представителей общины по поводу слов политиков? Ведь в случае с профессором Валерием Матвеевым, который в январе назвал Холокост «выдумкой», раввины достаточно быстро отреагировали?

— Профессор Матвеев отрицал Холокост. А это, в свою очередь, подпадает под определение антисемитизма.

А по поводу депутатов я уже все пояснил. При этом, мы ни в коем случае не хотим, чтобы всем казалось, будто бы общине все равно на ксенофобские высказывания политиков или общественных деятелей.

Я уверен, что в ряде случаев в ситуацию должен вмешаться закон, потому что общественное мнение не всегда помогает.

Например, в прошлом году спикер парламента Хакасии Владимир Штыгашев высказался о высылке калмыков в Сибирь, что спровоцировало шквал критики в его адрес. После этого он извинился. Это пример политика, которого действительно заботит его статус в глазах избирателей, ему не все равно, как его воспринимает народ.

Но бывает и по-другому — когда личные интересы политика становятся выше общепринятых нравственных норм. Да, враждебные высказывания отталкивают думающих людей. Но, возможно, кому-то они понравятся, зададут модель поведения в отношении малых народов России – вот что действительно страшно. И мы уверены, что проблема волнует не только еврейскую общину.

— Почему некоторые политики временами позволяют себе подобные заявления? Как такое возможно в стране, где уровень антисемитизма – один из самых низких в мире?

— Энергия негативного высказывания очень заразительна. Гораздо проще научить плохому, человеку проще найти сторонников, если он призывает «против» чего-то, а не «за». Соответственно, очень быстро срабатывает цепная реакция. Те, кому хватает «смелости» произносить такие речи или как бы «между прочим» бросать ксенофобские суждения, безусловно гонятся за оглаской. К сожалению, самопиар часто выступает целью неуважительных высказываний.

— Усилиями общины в школах по всей стране проводятся уроки толерантности. Может, учитывая последние события, провести их и для наших политиков и публичных персон?

— Это прекрасная и важная идея. Центр толерантности с радостью поучаствует в разработке программы по этическим нормам общения в сфере политики и СМИ. Сегодня язык, на котором мы говорим в публичном пространстве, должен быть намного аккуратней, чем это было ещё вчера. Мы должны научиться говорить так, чтобы это не задевало чувств человека другой национальности, другой веры, другого социального статуса, других физических возможностей. А для политических деятелей – это двойная ответственность.

На первый взгляд кажется, что граница допустимого и не допустимого очень четкая. Но, на самом деле, ее понимание у всех разное. Когда человек является публичной персоной, он обязан учитывать интересы и чувства всех, кто может его услышать.

Если у человека нет врождённого чувства деликатности в отношении чужих границ, то нужно учиться этому навыку, воспитывать в себе тактичность. В Толковом словаре русского языка дано такое определение слову «политик» – «человек, тонко и умело действующий в отношениях с другими». Этого, к сожалению, не скажешь о депутатах, позволяющих себе любые ксенофобские выпады. Задача профессионального народного избранника: защищать, созидать, развивать, но никак не разрушать устои общества и нападать на граждан своей же страны.

— А вообще за минувшие два года уровень ксенофобии в стране, по вашим оценкам, вырос или уменьшился? Повлияла ли на уровень нетерпимости пандемия и все связанные с ней ограничительные меры?

— Нет, за последние годы уровень ксенофобии не изменился. Пандемия не сыграла здесь никакой роли. В интернете периодически появляются маргинальные ролики – на них оперативно реагируют правоохранительные органы. Но в основном сейчас настроения среди людей мирные.

Хочется отметить, что сейчас наше общество находится на этапе морально-нравственного взросления. И это, безусловно, задает тенденцию к более уважительному отношению друг к другу и сокращению уровня ксенофобии.

 

Читайте также:

Директор ИРП Антон Игнатенко: надо удержаться от антисемитизма

СМИ: Жириновский возложил на евреев вину за антисемитизм

Принять Общественную Хартию Освещения Религии предлагает ИРП

Почему христиане России помогают Израилю и празднуют его День

Директор ИРП Антон Игнатенко: Мир в Иерусалиме – для всех людей

Религиозные и политические лидеры США – против антисемитизма

США осудили комментарии Эрдогана о евреях как антисемитские

Европейский еврейский конгресс: всплеск антисемитизма в Европе

“Россия удивила” | Как изменился антисемитизм в мире в 2020 году

 

FacebookMessengerTwitterVKWhatsAppViberTelegram

Похожие новости