ДУМ РФ отвечает на неудобные вопросы «Религии сегодня»

ДУМ РФ отвечает на неудобные вопросы «Религии сегодня»

ДУМ РФ отвечает на неудобные вопросы «Религии сегодня»

Равиль Сейфетдинов поговорил с журналистами накануне пленума Духовного управления мусульман РФ, который соберется 23 сентября 2021 в Москве

24 августа порталу «Религии сегодня» дал интервью официальный представитель Духовного управления мусульман Российской Федерации, заместитель муфтия по внутренним делам Равиль Хамзович Сейфетдинов

РС: Равиль-хаджи, в 1996 году был создан Совет муфтиев России как централизованная религиозная организация, объединяющая самостоятельные региональные и межрегиональные духовные управления мусульман. В 2014 году на смену СМР было создано Духовное управление мусульман Российской Федерации во главе с муфтием Равилем Гайнутдином. Объясните, пожалуйста, зачем понадобилась такая трансформация? Чем не устраивал Совет муфтиев России? Зачем нужно было создавать ДУМ РФ?

Равиль Сейфетдинов: Я бы, в первую очередь, внес коррективы в Ваш вопрос.  Все-таки ДУМ РФ был создан не в 2014, а в 1994 году, тогда оно называлось Духовное управление мусульман Центрально-Европейского региона России, позднее – ДУМ европейской части России, и как раз оно стало основой Совета муфтиев, поэтому Духовное управление − первично, а далее был создан СМР. В 2014 году из-за расширения деятельности по включению в свой состав дополнительных централизованных и местных религиозных организаций по всей России,  география Духовного управления расширилась, наименование было изменено в соответствии с фактическим охватом и масштабом работы.

Многих интересует, а каков был мотив выдвинуть на первый план Духовное управление мусульман Российской Федерации, в том числе и переведя весь аппарат Совета муфтиев в штатное расписание ДУМ РФ. Я бы всем рекомендовал обратиться к основным выступлениям и высказываниям самого председателя ДУМ РФ и СМР муфтия шейха Равиля Гайнутдина, поскольку лучше и полнее него о стратегии нашей деятельности не скажет никто. Более двух лет назад, накануне VII Съезда ДУМ РФ, муфтий Гайнутдин заявил в одном из интервью, что только в объединении и вертикальной интеграции всего мусульманского духовенства страны видит достойное будущее уммы.

А в 2020 году, выступая на ежегодном заседании Пленума ДУМ РФ наш духовный лидер произнес такие слова:

«Есть личность – личность муфтия Гайнутдина. А есть Духовное управление мусульман Российской Федерации – институт нашей духовной и религиозной субъектности, нашей духовной автономии Каким бы великим ни был вклад одного человека – любого из нас – значимость Духовного управления несравнимо выше. Век человека – короток, а духовная традиция, преемственность, историческая память – должны пройти сквозь века и тысячелетия вплоть до Судного дня».

И муфтий совершенно прав, ведь практика показывает: чем меньше в умме единства, тем больше она подвержена влиянию извне. Долгое время содержательная часть религиозной жизни российских мусульман понималась как совокупность взаимоотношений между личностями муфтиев. Но религиозная жизнь – это, в первую очередь, крепкие и самодостаточные институты.

В настоящее время региональные духовные управления мусульман, входившие в Совет муфтиев России, взяли курс на развитие в структуре ДУМ РФ.

РС: То есть Совет муфтиев России вошел в ДУМ РФ?

Равиль Сейфетдинов: Совет муфтиев России – это организация, которая в 90-е годы после нескольких лет сложнейших дезинтеграционных процессов в российской умме сумела стать объединяющей платформой для многих ярких лидеров уммы. Историческая роль Совета муфтиев России еще и в том, что было преодолено представление о религиозной организации как о сугубо корпорации духовенства, которое занято только религиозной практикой. СМР доказал, что мусульманская религиозная организация может быть и местом концентрации специалистов и профессионалов высокого уровня гораздо более широкого профиля, и брать на себя ответственность и в реализации культурных проектов, международных проектов, системы сертификации халяль и прочего. Стандарт религиозной организации, идущей в ногу со временем, отвечающей на вызовы времени, еще в 1990-е годы был задан Советом муфтиев. Значимость Совета муфтиев России как платформы взаимодействия и той роли, которую СМР сыграл в становлении российского мусульманства после эпохи советской атеистической «заморозки» никто не отменял.

РС: На Пленуме ДУМ РФ в сентябре 2020 года было объявлено о том, что сотрудники аппарата Совета муфтиев России переходят в штат аппарата ДУМ РФ. Многие наблюдатели тогда интерпретировали это как фактическую ликвидацию СМР. Для чего это нужно было делать? Сейчас совет муфтиев сейчас существует или нет? Не могли бы Вы пояснить этот вопрос.

Равиль Сейфетдинов: Аппарат Совета муфтиев перешел в аппарат ДУМ РФ. Хочу отметить, что это квалифицированные кадры, которые знают хорошо религиозную тематику, мы вместе в ними ведем нашу общую большую работу в рамках ДУМ РФ. Как юридическое лицо Совет муфтиев России сохранился и, даст Бог, еще сыграет свою положительную роль в консолидации российских мусульман.

РС: То есть какая-то деятельность в Совете муфтиев России еще ведется или он существует исключительно как юрлицо, но фактически вся деятельность перешла к ДУМ РФ?

Равиль Сейфетдинов: Факт слияния аппаратов говорит сам за себя. Вся деятельность осуществляется штатными сотрудниками ДУМ РФ как материнской организации. При этом организация наша увеличивается, работы прибавляется, мы активно включены и в региональные процессы, поэтому кадры, они всегда нужны и никто не бездействует, все заняты работой в рамках Духовного управления мусульман. В настоящее время основные силы сконцентрированы на доформировании стройной системы региональной структуры Духовного управления и на подготовке духовных и научных кадров, которые наполнят религиозную жизнь интеллектуальным содержанием. В то же время все проекты, которые были основаны ранее будь то Духовным управлением мусульман РФ или Советом муфтиев России нами продолжаются, никакое из направлений не свернуто и не забыто.

РС: Подскажите, сколько зарегистрированных мусульманских общин насчитывается сейчас в юрисдикции ДУМ РФ? Какова статистика?

Равиль Сейфетдинов: Здесь я бы задал Вам встречный вопрос: что преследуется выяснением подобной статистики? Что она дает вашим читателям? Все-таки я здесь вижу определенную ошибку, которая может возникнуть у читателей, потому что, говоря сухим статистическим языком, языком Минюста, когда мы сравниваем в количественном соотношении, мы не берем во внимание качественное соотношение. Для иллюстрации: давайте сравним Московскую соборную мечеть и, к примеру, местную религиозную организацию деревни Урга Нижегородской области. И начнем сравнивать, посмотрим количество прихожан, качество религиозных деятелей: в деревне, наверное, один справляется, а в Москве порядка 5-6 высококвалифицированных, с научными степенями религиозных деятелей — имамов, десятки людей, занятых в обслуживании здания. Для организации это определенные трудозатраты, финансовые затраты на содержание персонала. Где-то это просто маленькая мечеть, а где-то это большой храм, на тысячу молящихся. Поэтому здесь очень важно понимать, что цифры, отражающие количество зарегистрированных МРОМ, не отражают реального влияния на умму. Мы, как религиозная организация, представлены в 59 субъектах РФ, начиная от Калининграда, заканчивая Петропавловск-Камчатским, мы представлены на всей территории нашей страны от северных точек до южных, и имеем в разных точках организации, которым мы помогаем, помогаем мусульманам, которые там располагаются, ведут работу, живут, зачастую это и местное население, и трудовые мигранты.

РС: То есть, речь идет не о количестве, а качестве?

Равиль Сейфетдинов: Да. Важно смотреть не на количество мечетей, а на каждую в отдельности. У нас из 15 городов-миллионников, и мы представлены в 12 из них. Мы знаем, что количество мечетей в не мусульманских регионах, — считанные единицы. Поэтому иногда на город-миллионник может быть одна мечеть, или даже одна молельная площадка, а порой нет даже и этого. В Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, Омске, Ростове-на-Дону и других крупных городах, где проживает примерно 15-17% российских мусульман, ведется работа со стороны ДУМ РФ. Поэтому статистика общин или мечетей − это такая вещь, к которой нужно подходить адекватно и видеть объективную картину.

РС: Совет муфтиев России, как Вы сказали, это было объединение независимых муфтиев, где муфтий Равиль хазрат Гайнутдин был, поправьте меня, если я не прав, первым среди равных. Сейчас ДУМ РФ производит впечатление организации с более централизованной моделью, с жесткой субординацией. Для некоторых региональных председателей ДУМ, как считают некоторые комментаторы, исключены звания муфтиев и урезаны их возможности в кадровой политике. Не кажется ли Вам, что в ходе подобной реформы ДУМ РФ уже потерял, и будет продолжать терять региональные муфтияты?

Равиль Сейфетдинов: Структура ДУМ РФ – это классическая структура, с четко прописанными в уставе принципами выборности, конкуренции мнений, сбалансированным распределением нагрузки ответственности и полномочий. Есть руководитель организации, есть рабочие органы в виде съезда организации, пленума, президиума организации. Пленум формируется автоматически их председателей региональных представителей духовных управлений и глав учебных заведений. Председатель и его первый заместитель – должности выборные. За состав президиума также голосует съезд. К вопросу о демократии и прозрачности: не знаю никакой другой мусульманской религиозной организации в России, которая, подобно ДУМ РФ, публиковала бы в открытом доступе текст своего устава, типовые варианты уставов централизованных и местных религиозных организаций, а мы это делаем регулярно.

В части жесткой субординации и отсутствия у региональных духовных управлений, председателей духовных управлений возможности кадровой политики, якобы их действия как-то урезаны. На самом деле, если рассматривать модель устройства, в частности, уставы региональных организаций, они очень демократичные. Полнота власти не принадлежит муфтию, она всегда принадлежит совету, съезду организации и общему собранию. Я думаю, что Вы не сможете привести пример, когда со стороны Духовного управления были какие-то вмешательства в какую-то кадровую политику региональных организаций. У нас нет законодательной основы, чтобы вмешиваться в кадровую политику, потому что председателей духовных управлений выбирает общее собрание, председатель ДУМ РФ лишь утверждает этого человека в этой должности, но не назначает его. И снять он может лишь при особых условиях, которые будут подтверждены общим собранием организации. Поэтому здесь говорить о каких-то злоупотреблениях полномочиями в кадровой политике невозможно. Вертикаль есть, она существует, она и позволяет организации работать в таком формате, в котором сейчас мы работаем, когда есть единый руководитель, за которым все выстраиваются. Подобная модель была принята съездом организации, это общее решение делегатов. Поэтому говорить об урезанных возможностях региональных председателей – некорректно.

Что касается потери, по Вашим словам, части религиозных организаций, здесь бы я тоже возразил, возразил конкретными примерами. За последний пандемийный год ДУМ РФ показывает только прирост. К примеру, вошло ДУМ Новосибирска: с инфраструктурой, с мечетями, с общинами. Идет процесс перерегистрации ЦРО, ранее по уставу входивших в Совет муфтиев России, в составе ДУМ РФ. Сейчас пришли общины в Республике Чувашия и под нашим началом формируется в централизованную религиозную организацию. Это я Вам говорю о крупных инфраструктурных приобретениях, а ведь в ДУМ РФ приходят очень много общин на уровне местных религиозных организаций: и сельские общины, и из городов-миллионников. Так что здесь идет обратная тенденция, никакого оттока общин нет. Мы ежегодно отчитываемся о новых и перерегистрированных местных и централизованных религиозных организациях перед пленумом организации, доводим информацию до широкой общественности через ежегодный сборник материалов «Ислам маджэллэсе», а раз в пять лет совершается полный отчет перед съездом.

РС: Правильно ли мы понимаем, что перед руководством ДУМ РФ сейчас стоит задача перенести региональные муфтияты, ранее входившие в орбиту Совета муфтиев России, в юрисдикцию ДУМ? При этом они должны принять типовые уставы для региональных ДУМ, типовые уставы для местных религиозных организаций мусульман, должны ли они это сделать? Такие большие духовные управления мусульман, как ДУМ Северной Осетии, ДУМ Республики Коми, захотят ли они войти в юрисдикцию ДУМ РФ, чтобы превратиться в мухтасибаты, а их муфтии захотят ли отказаться от своих духовных званий и именоваться мухтасибами? Ведь во многом звание мухтасиб, оно не равно званию муфтия. Как Вам кажется?

Равиль Сейфетдинов: Здесь я хотел бы отметить тот факт, что переход организаций из СМР в ДУМ РФ – это не задача, а диалог. Было предложение всем председателям  духовных управлений, которые работали в рамках Совета муфтиев, войти в состав ДУМ РФ и работать там в рамках слаженной централизованной структуры. Этот процесс носит полностью добровольный характер, и мы их решения уважаем. Что касается многоуважаемых Хаджимурата Гацалова и Валиахмада Гаязова, мы с ними в тесном контакте, у нас полное взаимопонимание. Будут ли они в составе ДУМ РФ или нет, это больше вопрос организационного характера, я думаю, что со временем будет найдено решение.

Насчет муфтиев и мухтасибов: надо понимать, что муфтий — это не должность, это религиозное звание, которое приобретается за счет опыта работы, в чем немалую роль играет опыт именно проповеднической деятельности, богословских изысканий, опубликованных научных трудов. В России сейчас звание муфтия, по сути, девальвировано, потеряло ту ценность, которую изначально представляло. У нас порой молодые ребята, которые получают должность председателей духовных управлений, именуют себя муфтиями. Скажу, возможно, нелицеприятную вещь, но 17-летние муфтии — это не гордость, а трагедия уммы. Трагедия в том, что в определенный момент истории умма была настолько истощена интеллектуально, не имела кадров после советского периода, что была вынуждена объявлять муфтиями юнцов, не имеющих никакого опыта работы. В каком-то смысле муфтий — это определенный путь служения, который надо пройти от имама, имам-хатыба, имам-мухтасиба, главного имам-мухтасиба, и муфтия. Здесь мы считаем, что религиозное звание не раздается автоматически и оно не прикрепляется автоматически ни к какой должности. Это уважение к самой должности, оно должно быть сформировано у всех. Но это никак не означает, что никто в структуре ДУМ РФ не может носить звание муфтия, такого и фактически не происходит.

РС: Вопрос касательно ситуации с духовным управлением Ивановской области. Муфтий Ивановской области Фярит Ляпин изъявил желание выйти из юрисдикции ДУМ РФ и сделать свой муфтият самостоятельным, отметив, что нахождение в составе ДУМ РФ для Ивановского муфтията несет серьезные потери в автономии и в вопросах собственности. Со стороны первого заместителя председателя ДУМ РФ Дамира Мухетдинова в адрес прокурора Ивановской области были написаны заявления с привлечением муфтия к ответственности. Не кажется ли Вам, по прошествии времени, что эти действия были излишне жесткими и возможно ли было решить конфликт, если не полюбовно, то хотя бы кулуарно?

Равиль Сейфетдинов: Во-первых, я хотел бы поправить Вас, что Фярит Усманович уважаемый нами председатель организации, но все-таки он не муфтий, он светское лицо, у него нет религиозного образования.

РС: То есть духовного звания, сана у него нет?

Равиль Сейфетдинов: Нет. Я думаю, что этот вопрос был достаточно подробно изложен на нашем сайте.

Внесу ясность по вопросу о собственности со ссылкой на наши уставные документы. Распоряжение имуществом — это полное право религиозной организации, оно отражено в разделе VIII «Собственность организации и источники формирования имущества» типового устава централизованной организации в составе ДУМ РФ.

Передача имущества — это добровольное решение религиозной организации. Имущество религиозной организации богослужебного назначения может быть передано ДУМ РФ в том числе в случае ликвидации религиозной организации. Порядок подобной передачи отражен в разделе ХI «Порядок прекращения деятельности организации. Порядок распоряжения имуществом в случае прекращения деятельности организации» устава централизованной организации в составе ДУМ РФ.

Аналогичный принцип распоряжения собственностью прописан в разделе VI «Собственность организации, источники образования денежных средств и иного имущества организации» и IX «Порядок прекращения деятельности организации, порядок распоряжения её имуществом в случае прекращения деятельности» устава местной религиозной организаций в составе ДУМ РФ.

Поэтому мы в собственность имущество организаций не забираем, это полностью ведение религиозной организации. Если она желает передать в собственность свое имущество, мы можем рассмотреть этот вопрос на президиуме организации и принять решение. К примеру, если местная организация хочет передать в собственность ДУМ РФ мечеть, потому что ее сложно содержать или есть опасность внутренних раскольнических движений. Но подобная инициатива с нашей стороны к региональным организациям, в том числе Фарид Усмановичу, никогда не поступала. Я подчеркну, что этого не было. Мы не заинтересованы в имуществе религиозных организаций, потому что в том числе это и определенная финансовая нагрузка на содержание, налоги и т. д. Те мечети, которые есть в нашем составе, мы им оказываем помощь.

По ДУМ Ивановской области вопрос о собственности вообще не стоял. Да, были направлены письма в адрес прокуратуры Ивановской области, так как с нашей стороны было подозрение в подлоге учредительных документов. Но все-таки, возвращаясь к ДУМ Ивановской области, оно юридически, если Вы посмотрите устав организации, находится в составе Духовного управления мусульман РФ. Изначально община была зарегистрирована как местная религиозная организация. С нашей инициативой Фяриту Усмановичу было предложено создать централизованную религиозную организацию, хотя он был противник этого. Мы предложили и помогли ему создать эту централизованную организацию в составе ДУМ РФ. До сих пор в уставе организации числится, что они под каноническим началом ДУМ РФ, как бы ни утверждалось обратное. Сегодня один председатель может одно сказать, завтра другой — другое, но устав организации — это документ. Почему этот вопрос не был решен кулуарно и вынесен в публичную плоскость, надо спросить, в первую очередь, Фярита Усмановича, почему он дал возможность опубликовать эту информацию на сайте Духовного управления мусульман Татарстана, у себя на сайте, потому что, с нашей стороны, не было никаких причин к подобным действиям. У нас есть Совет старейшин, Совет улемов, которые могут дать оценку этим шагам с моральной точки зрения либо с богословской стороны подойти и решить какие-то вопросы.

РС: В исламской среде России до сих пор обсуждается открытое письмо муфтия ДУМ РФ Равиля Гайнутдина в адрес президента Татарстана Рустама Минниханова, где Равиль хазрат открыто обвинил муфтия Татарстана Камиля Самигуллина в сектантстве и де-факто призвал к цензуре исламской литературы, которая выпускается издательством «Хузур». То, что Камиль хазрат Самигуллин принадлежит к суфийскому братству «Исмаил ага» достоверно известно и им самим не отрицается. Шейха этого братства открыто посещают и президент Турции, и глава Чеченской Республики. Скажите, чем была вызвана публикация этого письма и действительно ли между председателем ДУМ РФ и председателем ДУМ Республики Татарстан существуют некие глубокие вероучительные противоречия?

Равиль Сейфетдинов: Я здесь хотел бы отметить, в первую очередь, то, что муфтий Равиль хазрат всегда переживает о религиозной жизни, об общественной жизни в Татарстане — родине муфтия. Он, конечно, переживает, как проходит, в том числе, религиозная жизнь. Отвечая на вопрос, какие были причины, я могу Вам процитировать из письма президенту Татарстана Рустаму Минниханову, где муфтий отмечает, что есть ошибка доктринального характера, вокруг которой возникли ожесточенные споры. Не только среди мусульман Казани, в нашем российском мусульманском пространстве этот вопрос широко обсуждался, особенно в татарской среде. Как частное лицо Камиль Самигуллин может относить себя к любым не запрещенным в России течениям. Но специфические воззрения таких течений не могут быть преподнесены от лица Духовного управления мусульман в целом. Это ошибка доктринального характера была внесена преднамеренно, и муфтий Гайнутдин отмечает, что подобного рода вкрапления, отражающие учение турецкой секты «Исмаил ага», прослеживались и в других изданиях «Хузур». Но когда это вошло в тафсир Корана, это вызвало беспокойство со стороны муфтия Гайнутдина, поэтому он принял решение обратиться по этому поводу к президенту республики, чтобы местные власти и в целом общественность региона обратили на это внимание.

РС: В Москве, помимо ДУМ РФ, существует еще 2 муфтията: Духовное собрание мусульман России под председательством муфтия Альбира Крганова и Центральный муфтият Анара Рамазанова. Как выстраиваются отношения с другими муфтиятами в российской столице и выстаиваются ли они вообще, существует ли продуктивное взаимодействие?

Равиль Сейфетдинов: Об одном из перечисленных муфтиятах я практически ничего не знаю, председателя Центрального муфтията я даже в глаза не видел. Что касается второй организации, я знаю, что оно располагается на месте бывшего Крутицкого подворья архиереев Русской Православной Церкви. О той деятельности, которую они ведут, я очень слабо осведомлен, сказать что-то конкретное мне сложно. Могу сказать одно, что практически все мечети и мусульманские религиозные организации в Москве ведут свою деятельность в составе ДУМ Москвы под руководством Ильдара Аляутдинова.

РС: Также было бы очень интересно узнать, как ДУМ РФ выстраивает отношения с другими, не мусульманскими религиозными организациями, потому что в этом году многие были удивлены, когда издательский дом «Медина» издал в переводе на русский язык энциклику Папы Римского Франциска «Fratelli tutti». Почему выбор пал на это сочинение главы католической церкви, может быть у Духовного управления мусульман есть планы выпускать труды других религиозных лидеров и, может быть, есть какие-то взаимоотношения конкретно с католической церковью в настоящий момент?

Равиль Сейфетдинов: Да, это была наша инициатива в рамках деятельности по межрелигиозному диалогу. Это часть той большой работы, которая ведется на протяжении 15-20 лет в рамках ДУМ РФ и Международного мусульманского форума. Издательским домом «Медина» основана книжная серия «Межрелигиозный диалог», энциклика является первой – открывающей книгой этой серии. Поэтому работа не ограничивается энцикликой Папы Римского, она начинается с нее. Изначально была выбрана она, потому что импульсом для ее написания послужила встреча Папы Римского с шейхом университета Ал-Азхар Ахмадом ат-Таййебом, она была посвящена взаимоотношению между религиями. В этой серии планируется издать фундаментальные труды, которые послужат гармонизации межрелигиозных отношений.

Я хочу сказать, что наша презентация книги вместе представителями католической церкви получила высокую оценку как в мусульманской, так и не мусульманской среде. Наше мероприятие было отмечено Папой Римским, он направил приветственный адрес организаторам, переводчикам, участникам этой конференции. Мы также являемся активными участниками процесса организации предстоящей Всемирной конференции по межкультурному и межрелигиозному диалогу, которая состоится в 2022 году в Санкт-Петербурге под эгидой ООН и Межпарламентского союза. Постараемся весь наш опыт, те наши наработки презентовать, оказать содействие организаторам.

РС: Помимо трудов католических богословов в этой серии какие труды еще планируется издать, может быть, Вы откроете тайну?

Равиль Сейфетдинов: В этом нет никакой тайны, наименования планирующихся изданий были оглашены в день презентации энциклики. При этом список не закрыт, мы готовы к диалогу и сотрудничеству в этом вопросе. Планируем издать и православных теологов, которые рассматривают вопросы межрелигиозного диалога, взаимоотношения христианства с исламом. Также будут работы мусульманских авторов схожей тематики.

РС: Мусульмане России – это не только сунниты, но и шииты, и они есть в Москве. Как у Духовного управления мусульман выстраиваются отношения с шиитами в российской столице?

Равиль Сейфетдинов: Я бы взял этот вопрос шире, так как курирую, в том числе, и региональные организации и мы эту картину видим в разных регионах. Конечно, с шиитами мы работаем, порой даже тесно работаем. У нас есть общины, которые в основном состоят из людей, придерживающихся шиитской практики, мы полностью находим сотрудничество, порой возникают разного рода вопросы организационного характера, все-таки мусульманский российский социум разнообразен, и, конечно, мы стараемся соблюдать паритет и давать возможность всем использовать те или иные площадки. Стоит отметить, что муфтия Равиля Гайнутдина духовным лидером видят не только сунниты, но и шииты.

РС: То есть ДУМ РФ — это организация не суннитская, а мусульманская в целом?

Равиль Сейфетдинов: Если мы говорим о репрезентации интересов мусульман, тогда, да, конечно, мусульманская в целом. Шииты совершенно свободно посещают все наши мечети, общины, мероприятия. Но, если это особо не оговорено спецификой общины, то духовенство наше – суннитское и совершает религиозную практику преимущественно в соответствии с ханафитским мазхабом.

РС: Несколько дней назад в одной из мечетей Москвы был совершен полицейский рейд, когда во время пятничного намаза сотрудники полиции просили прихожан мечети показывать свои паспорта, удостоверения личности. После этого духовное управление мусульман РФ выступило с заявлением касательно данного инцидента. Как Вы оценивает положение мусульман в Москве: есть ли какие-то проблемы, и если они есть, то как ДУМ РФ планирует улучшить положение мусульман в столице?

Равиль Сейфетдинов: Конечно, мы возмущены подобными актами со стороны правоохранительных органов, как будто задерживают особо опасных преступников. Было прервано пятничное богослужение, прихожане были задержаны на несколько часов. Мы со своей стороны как Духовное управление мусульман РФ и, в частности, Московской области тщательно подходим к регистрации организаций, соблюдению всех поставленных законодательством норм и требований, чтобы мечети действовали полностью в правовом поле. Но все равно возникают подобные вопиющие случаи. Сотрудникам правоохранительных органов нужно находиться в контакте с духовенством, я подчеркну, что оно открыто для диалога и наши лидеры активно участвуют в работе с правоохранительными органами в части обеспечения безопасности, предотвращения каких-то конфликтных ситуаций. Я допускаю, что какие-то причины, привлекшие внимание полиции в адрес отдельных личностей, были, но реализация могла бы быть другой. Неправильно делать всех верующих заложниками проступков отдельных личностей. Мы надеемся, что дальнейшее развитие государственно-конфессиональных отношений улучшит эту ситуацию.

РС: Большое спасибо, Равиль Хамзович!

Фото: Nizgar.ru

 

Продолжение:

СМИ: На пленуме ДУМ РФ клеймили Крганова и унижали чиновников

ДУМ РФ ответило на претензии кавказских муфтиев из КЦМСК

 

Читайте также:

Делегация Республики Кыргызстан посетила ДУМ РФ

В Совфеде прошла 2-я рабочая группа Всемирной конференции

Митрополит Иларион встретился с первым зампредседателя ДУМ РФ

К.Самигуллин встретился с муфтием Ивановской области Ф.Ляпиным

Губернатор Ивановской области конкретно поддержал местное ДУМ

Почему Гайнутдин послал Минниханову донос на Самигуллина?

Альбир Крганов – большое видеоинтервью для “Религия сегодня”

Анар Рамазанов – о планах в списке “Российского общенародного союза”

Первый русский перевод энциклики «Fratelli tutti»

Проверки в мечетях Московского региона, сотни человек задержаны

Реакция ДУММО на рейд в мусульманском центре в Котельниках

 

FacebookMessengerTwitterVKWhatsAppViberTelegram

Похожие новости