Анар Рамазанов — о планах в списке «Российского общенародного союза»

Анар Рамазанов – о планах в списке «Российского общенародного союза»

Анар Рамазанов – о планах в списке «Российского общенародного союза»

Как мусульманский деятель пришел в политику, чтобы проповедовать благо и защитить от зла

Заместитель председателя политической партии «Российский общенародный союз» (РОС) Анар Рамазанов рассказал корреспонденту Института религии и политики (ИРП), что послужило причиной его вхождения в партийный список РОСа на выборах в Госдуму в сентябре 2021, какие идеалы он привнес в мировоззрение партии и как складываются отношения с православными и верующими других религий, а также деятельность возглавляемого им Муфтията.

 

Корр.: Сообщается, что 3 июля 2021 прошел съезд партии «Российский общенародный союз» (РОС) под руководством Сергея Бабурина. И на 4-м месте федерального списка партии стоите вы, уважаемый Анар-хазрат (мы вас знаем и называем так – как мусульманского религиозного деятеля). Вы действительно в списке?

Анар Рамазанов: Да, конечно. С 2017 года мы с Сергеем Николаевичем Бабуриным вместе ведем политическую деятельность – точнее, я присоединился к его политической деятельности, вошел в партию РОС. Я помогал ему участвовать в президентских выборах – в 2018 году был его доверенным лицом.

На федеральном съезде я стал четвертым номером. И люди единогласно за это проголосовали.

Для вас это первый «поход» в политику, с 2017 года — или были еще какие-то общественные, политические проекты?

Да, были. Политической деятельностью я занялся в 2011-2012 году. Я всегда не хотел быть «просто зрителем в этой стране» – я хотел быть участником развития моей любимой страны под названием Россия. Ислам говорит, что мы должны положительно, благотворно влиять на окружающий мир. Потому что если мы не будем этого делать, мы будем нести ответственность за то, что происходит вокруг. И вторая сторона – если мы не будем удерживать от плохого, если мир будет плохим, то он будет влиять на нас, на наших близких.

Поэтому политика для меня – это, в первую очередь, отстаивание интересов определенных групп людей. И я буду отстаивать интересы граждан России – верующих людей. Причем, я не делаю различия: для меня если человек верит в Единого Бога, то он уже мой соратник и коллега. Потому что верующий в Бога человек никогда, зная, что впереди Судный День, зная, что Всемогущий и Всевидящий Господь Бог всё видит и всё записывает, — он никогда не позволит себе совершить грех или какое-то преступление.

Поэтому мы с Сергеем Николаевичем Бабуриным сошлись на теме нравственного государства. Такой термин мы впервые ввели: нравственное государство. В нашем светском государстве мы хотели бы видеть больше нравственности, больше религиозности, ответственности.

Так вот, в 2013 году, когда я понял, что готов быть не просто «зрителем», «пассажиром», а участником того процесса, который происходит в России, — политического, экономического, — мы создали с моими товарищами и зарегистрировали в 2013 году всероссийскую партию – Интернациональную партию России. От слова «Интернационал» — потому что это отражает тот дух, в котором мы жили в Советском Союзе, мы переживали его развал… для меня «Интернационал» — это когда между людьми нет разницы: неважно, какого ты сословия, какой ты нации, какого ты вероисповедания – лишь бы человек был хороший.

Мы участвовали в выборах, но, к сожалению, столкнулись во многих регионах с препонами, с нечестным отношением. Это оказалось и затратное дело. И я уже в 2017 году стал понимать, что партия, какая бы красивая программа у нее ни была, без ресурсов и без политических титанов, я бы так их назвал, мы обречены. Куда бы мы ни ходили, где бы мы ни баллотировались, где бы ни выставляли своих кандидатов, — прямо на начальном этапе нас «рубили», придирались. Из других, парламентских партий приходили, и их «на ура» встречали, а нам, к сожалению, ставили много «подножек».

И вот, когда я познакомился с Сергеем Николаевичем Бабуриным, мы пообщались, и я понял, что у нас на многие вещи одинаковые взгляды. И слова «справедливость» и «честь» для него – не пустой звук. Мне понравилось то, что это человек религиозный — он сам православный.

Несколько раз пообщавшись, он мне предложил в 2017 году вступить к нему в партию. Мы с ним поговорили о том, чтобы немножко «откорректировать вектор».

И сейчас, многие не обращают внимание, но мы с Сергеем Николаевичем концепцию партии пересмотрели, и теперь мы делаем упор на союз мусульман и православных, на союз славян и тюркских народов. И также подчеркиваем, что мы за авраамические религии – это христианство, ислам, иудаизм. Для нас это источник, из которого мы черпаем нравственность. Не из каких-то американских или западноевропейских книжек, не от философов, а наша нравственность основана именно на Священных Писаниях, которые были ниспосланы авраамическим религиям. И мы этого не скрываем, а открыто заявляем: мы считаем, что не хватает нравственности, духовности нашему государству. Когда Россия была религиозной, духовной, она была очень сильной. Из истории хорошо известно, каких успехов достигла Россия до событий 1905 года [русско-японской войны и первой русской революции — ИРП].

Итак, в 2017 году мы стали сотрудничать с Сергеем Николаевичем Бабуриным, и он сделал меня своим заместителем, видимо, в ходе наших бесед разглядев какой-то потенциал.

Анар-хазрат, позвольте вас поздравить с этим. А в числе других заместителей, если они есть, представлены ли религиозные деятели, как вы?

Они есть, еще несколько человек, но это общественно-политические деятели, не религиозные.

Нашему Институту религии и политики, как следует прямо из названия, особо интересна тема взаимодействия религии и политики. Тогда тем более почетен этот пост, который вы занимаете теперь. Поздравляю вас еще раз.

Да, и я должен даже более того, напомнить себе и читателям. У нас есть такой посыл в религии: Ислам – это политика.

То есть, в исламе нет такого разделения, какое четко проводится, например, в христианстве, что религия это вера, обряды, молитвы, а политика – это отдельно?

В Исламе невозможно проповедовать людям добро, не защищая их от зла. И политика – это дополнительный инструмент распространения блага и защиты от всего дурного и нечистого.

Хотел у вас спросить – по исламу, могут ли религиозные деятели участвовать в политике? Но ответ, думаю, уже очевиден…

Они должны!

И это отличается, например, от того решения, которым Русская Православная Церковь постановила своим священникам в России не ходить на выборы и не занимать политические посты. А вот в исламе есть и обратные примеры, ярко выраженные: например, в Иране господствует принцип «велаят-е факих», там духовные лидеры даже возглавляют страну.

Конечно, один из примеров – это Исламская Республика Иран. Вы правильно говорите, что руководство страной осуществляют религиозные, духовные лидеры. И президент там подчиняется религиозному совету и рахбару – это верховный духовный лидер.

И этот пример нам показал Посланник Аллаха – Мухаммад ﷺ, который был и пророком, и руководителем первого исламского государства, которое образовалось в Медине. Он проводил пятничные проповеди, проводил религиозные обряды, но при этом принимал послов иных племен, вел переговоры, принимал решения и вел как внешнюю политику, так и внутреннюю политику. Будучи пророком, будучи для нас примером, он показал нам этот путь.

И до него тоже были пророки. Например, Дауд (Давид) был и пророком, и царем, политическим лидером. И его сын Сулейман (Соломон) унаследовал у него и пророческую миссию, и царский трон. У Сулеймана была очень активная внешняя политика: если почитать историю, которая описана и в Библии, и в Коране, — Соломон вел ее очень мощно. Для наших современников это звучит не очень привычно, однако это было. Он, с точки зрения религии, защищал интересы верующих во всех точках мира, не давал их в обиду. У Соломона была самая мощная армия на тот момент в обозримом мире, в которую входили не только люди, но и джинны, и животные, и птицы. И если где-то обижали верующих людей, Соломон защищал их интересы.

Давайте поговорим об отношениях с православными. В подтверждение ваших слов (когда вы говорили о вашем опыте в регионах; и о морально-нравственных идеалах) – вчера было распространено сообщение от имени партии «Российский общенародный союз», в котором цитируется лидер партии:

«Особенно отрадно, что потенциал политического опыта РОС стал всё активнее наполняться энергией нового поколения российских политиков и общественных активистов, не оглядывающихся на разрешения властей (как это принято у парламентских партий), а бескомпромиссно отстаивающих свои идеалы и ценности», — прокомментировал итоги съезда лидер партии Сергей Бабурин.

Он также отметил, что избирательный список РОСа с приходом в него лидеров движения «Сорок Сороков» обрел новый, более яркий потенциал: «Традиционные ценности, забота о семье и воспитании, сбережение сакральности власти — все эти наши принципы стали более выпуклыми и очевидными. Андрей Борисович Кормухин и его соратники — знамение времени и символ начинающихся перемен».

Конечно, ведь у нас есть общее понимание этих вопросов. И я не просто его заместитель, мы это вместе обсуждаем и коллегиально принимаем решения. Еще раз повторю: союз православных и мусульман в России очень актуален – как ни в какой стране, потому что именно в России много как православных, так и мусульман, и нас исторически связывает одна территория. Такого тысячелетнего исторического опыта общения христиан и мусульман нет ни в одной стране мира. Поэтому, когда кто-то призывает нас смотреть на какие-то далекие примеры – пусть они смотрят у нас, как мы живем! Как мы сотрудничаем. Конечно же, за тысячи лет совместного проживания на одних или граничащих территориях разное бывает, но всё это как раз и есть, как я называю, диффузия [взаимопроникновение], когда народы узнают друг друга, свои традиции, смешиваются, понимают, что их связывают одни цели, одни интересы, одна территория…

Я даже больше скажу: для меня был очень мощный пример, когда с татарами и башкирами мы поехали в малое паломничество [умра], то на границе нас спрашивали, откуда мы, — и люди говорили: «Раша» [Russia], то есть, из России. Эта страна – она для нас наша. Мы создавали вместе эту страну, славяне и тюрки, мы ваяли эту страну, поэтому мы ее любим и ценим.

И поэтому союз славянских и тюркских народов, союз православных и мусульман – это реально наша цель. Если это произойдет, так считает и Сергей Николаевич, и я, и партия (а всё к этому идет, слава Богу, очень много уже понимающих, размышляющих людей), — то нашу страну ждет успех.

Надо, конечно, еще побороться на политической арене, потому что не все разделяют наши взгляды. И поэтому есть политическая борьба, к которой мы готовимся.

Пользуясь случаем, Анар-хазрат, позвольте спросить о деятельности и развитии возглавляемого вами «Центрального муфтията», о планах на будущее. Как проходите коронавирус? Как собираетесь встречать Курбан-байрам в скором времени?

«Центральный муфтият», как, наверное, и все мусульманские религиозные организации Российской Федерации, конечно, на данный момент испытывают сложности и трудности с проведением массовых мероприятий. Это связано с коронавирусом. В прошлом году нам не дали проводить праздничную молитву на Ураза-байрам и Курбан-байрам, в этом году – то же на Ураза-байрам. Имеется в виду, в Москве, давайте говорить о столице. Раньше выделяли дополнительные площадки, для того чтобы разгрузить [центр города и районы мечетей]. Чтобы молящимся людям было комфортно, чтобы это не «напрягало» москвичей.

Одна площадка, кстати, выделялась одной из ваших организаций?

Да, это в Южном административном округе Москвы, там выделялся участок в каскадном парке в Братеево. Но, к сожалению, последние несколько праздников мы не проводим в парках, на дополнительных площадках. Правительство Москвы, исходя из ситуации, запретило нам это делать.

Но и не только вам, это же общий подход?

Да. Но они не запрещают нам проводить праздничную молитву внутри своих организаций, с соблюдением всех требований Роспотребнадзора: это 1,5 метра, маски, перчатки – слава Богу, это сейчас разрешено. Но в любом случае, количество людей на пятничную молитву, обязательную для мужчин в Исламе, количество на праздничную молитву, недостаточно – мы не можем, следуя этим требованиям, разместить всех желающих, помещения быстро заполняются.

У нас в централизованной организации «Центральный муфтият» три арендуемых помещения. И, конечно, хотелось бы, чтобы городские власти обратили на нас внимание и хотя бы какое-нибудь одно помещение нам в городе Москве выделили.

Потому что людей затронул экономический кризис, многие пострадали финансово. А наши религиозные организации живут на пожертвования. Естественно, количество пожертвований резко уменьшилось. У нас раньше было четыре площадки, но от четвертой большой площадки (650 кв.м.)  на метро Кантемировская нам пришлось полгода назад отказаться – это как раз связано с финансами, мы больше не могли ее себе позволить. Это тоже влияние коронавируса – через финансы.

Поэтому хотелось бы, чтобы город больше обращал внимание на «Центральный муфтият» и использовал один из методов в своем широком арсенале для поддержки наших организаций.

Анар-хазрат, позвольте вам пожелать успехов и в вашей религиозной деятельности по развитию традиционного для нашей страны, для нашего города ислама, и по продвижению в нашем обществе тех ценностей, которые разделяют очень многие наши сограждане.

Спасибо вам за добрые пожелания! Наши двери для вас всегда открыты.

 

Кадр: Халяль ТВ

 

Читайте также:

РОС: в списке партии Бабурина православные и исламские активисты

Книга об успешности мусульман в городе издана под эгидой ИРП

Отношение авраамических религий к труду | Видео | Интервью

Лидер движения “Сорок Сороков” Кормухин решил идти в Госдуму

В РПЦ за планы главы движения “Сорок сороков” избраться в Госдуму

На выборах Президента Ирана побеждает кандидат системы – Раиси

 

FacebookMessengerTwitterVKWhatsAppViberTelegram

Похожие новости