Игнатенко предположил мотивы вероисповедной политики в России

Игнатенко предположил мотивы вероисповедной политики в России

Игнатенко предположил мотивы вероисповедной политики в России, выразив сомнение в ее идейных основаниях, но уверенность – в едином подходе

В Славянском правовом центре в Москве 31 марта 2021 года состоялась презентация доклада Информационно-аналитического центра «Сова»* «Проблемы реализации свободы совести в России в 2020 году».

Доклад представили директор центра «Сова»* Александр Верховский, автор доклада Ольга Сибирёва и религиовед, доцент кафедры истории религий РГГУ Борис Фаликов.

В докладе, в частности, уделено внимание пандемии коронавируса и связанными с ней ограничительными мерами со стороны властей:

«Весной, когда начали вводить противоэпидемические меры, власти в разных регионах рекомендовали религиозным организациям соблюдать санитарные предосторожности, ограничить число присутствующих на богослужениях либо вовсе закрыть храмы для прихожан и организовать трансляцию богослужений. Поскольку некоторые из этих ограничений требовали изменения порядка богослужения (например, использование одноразовой посуды в церковных таинствах), большинство религиозных организаций восприняло их негативно, расценив как вмешательство государства в их внутреннюю жизнь.

Однако публично против введенных ограничений выступили только православные организации, причем как на низовом уровне, так и на официальном. В частности, единодушное возмущение православных вызвало опубликованное 26 марта постановление правительства Санкт-Петербурга о дополнительных мерах по противодействию распространения коронавирусной инфекции, в котором прямо упоминался запрет на посещение «храмов и других религиозных учреждений, за исключением служителей и персонала». Для сравнения: в аналогичном постановлении московского правительства та же мера предлагалась лишь как рекомендация. Правовое управление Московского Патриархата объявило требование правительства Санкт-Петербурга нарушением права на свободу совести и вероисповедания, поскольку это право может быть ограничено только федеральным законом. Движение «Сорок сороков» призвало православных не подчиняться этому постановлению и заявило о готовности помогать желающим попасть в храмы, а также выступить в роли координатора действий тех, кто хочет “искать возможность совершать Литургии на улице, в лесах”

Директор Института религии и политики (ИРП) Антон Игнатенко, который с 2011 по 2020 годы работал в Правительстве Москвы, подтвердил конструктивный подход к этим проблемам столичных властей.

Игнатенко предположил мотивы вероисповедной политики в России

При этом он расценил высказанную тогда Русской Православной Церковью позицию как оправданную.

«Действительно: нелогично, когда бары, рестораны открыты и работают, а храмы предлагается закрыть», – сказал Игнатенко.

Директор ИРП рассказал, что власти Москвы с учетом обеспокоенности и Русской Церкви, и других религиозных организаций запустили процесс обсуждения с ними тех ограничительных мер, которые предполагалось ввести. Это позволило избежать обострения государственно-религиозных отношений.

А поскольку Москва тогда выступала флагманом антивирусной политики, то такой конструктивный подход был распространен на всю Россию.

Игнатенко отметил еще один позитивный момент: такой подход был реализован с действительным соблюдением принципа равенства религиозных объединений перед законом. То есть, ограничительные меры были едиными и одинаковыми для всех религиозных организаций.

В ходе дискуссии по фактологической информации и выводам доклада его авторы – представители Центра «Сова»* и участники отмечали непроясненность вопроса о мотивах ограничительных действий органов власти и правопорядка в отношении граждан и их объединений, связанных со свободой совести и свободой вероисповедания.

Директор ИРП Антон Игнатенко не согласился с тезисом автора доклада Ольги Сибирёвой, что давление властей на религиозные общины и верующих «коснется всех».

Он сделал попытку представить непротиворечивое объяснение столь всеохватных и недифференцированных, на взгляд выступавших, ограничительных мер властей, которые они были склонны объяснять идеологическими и едва ли не вероучительными мотивами.

Оговорившись, что это лишь гипотеза, не опирающаяся на какой бы то ни было инсайд (его нет), Игнатенко обратил внимание на то общее, что присутствует в преследованиях верующих (и квазиверующих).

Он коснулся нескольких примеров. Так, в Нижнем Новгороде преследуют лидера местной так называемой Церкви летающего макаронного монстра Михаила Иосилевича. Но ведь не стоит забывать, что в основе этого лежит подозрение в помощи организации «Открытая Россия», которая признана нежелательной.

По словам директора центра «Сова»* Александра Верховского, башкирского оппозиционера Айрата Дильмухаметова осудили за несогласие с причислением «Партии исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»)** к террористическим. Но Антон Игнатенко предположил, что это было не единственной и не основной претензией.

Директор Института религии и политики попытался предложить формулировку, которая бы описывала и объясняла мотивы, по возможности, всех действий властей в этой сфере. Она, по словам Антона Игнатенко, могла бы звучать так: «упреждающая нейтрализация возможных угроз» для стабильности обстановки в стране. Именно «возможных», а не только непосредственных, когда нейтрализуются угрозы даже потенциальные.

На вопросы участников о «Свидетелях Иеговы»*** Антон Игнатенко ответил риторическими вопросами:

«А служат ли свидетели Иеговы*** в армии?

Сколько их в России? Сто тысяч?

А если завтра война, когда весь наш народ, как один, плечом к плечу встанет на защиту Родины?»

В завершение своего выступления директор ИРП привел пример одного российского епископа, о котором прошел ложный слух, что тот якобы призывает единоверцев выходить на протестные акции. Религиозный деятель был вынужден записать и распространить видео с опровержениями, призвав верующих только молиться Богу, а не заниматься протестной активностью.

Возможно, отдача от исследований как раз могла бы состоять в том, чтобы давать людям рекомендации – как не подвергнуться преследованиям, и в этом смысле прозвучавшие предположения могли бы оказаться полезными, заключил Антон Игнатенко.

 


* Организация включена в РФ в перечень иностранных агентов

** Организация признана в соответствии с законодательством РФ террористической

*** Решением Верховного суда Российской Федерации деятельность религиозной организации «Управленческий центр свидетелей Иеговы в России» и всех его региональных 395 отделений признана экстремистской и запрещена на территории России

 

Читайте также:

В РПЦ предостерегли духовенство от участия в митингах

Центр “Сова”* провел презентацию двух годовых докладов

Игнатенко раскрыл два подхода в отношении государства к религии

Игнатенко: «Развенчан стереотип, что религиозные деятели – святые»

РФ против вмешательства США в религиозную жизнь Крыма

Антон Игнатенко: Согласие в обществе и законность – неизбежны

Адепта Макаронного Монстра Иосилевича оставили в СИЗО

Андрей Дириенко: никакой связи с митингами, только вера и молитва

 

FacebookFacebook MessengerTwitterVKWhatsAppViberTelegram

Похожие новости