Военный лидер Мьянмы планирует стать защитником буддизма?

Военный лидер Мьянмы планирует стать защитником буддизима?

Несмотря на убийства солдатами почти 1500 человек в ходе репрессий и нарушение заповедей, военный лидер Мьянмы, Мин Аун Хлайн, планирует стать защитником буддизма.

Мин Аун Хлайн, главнокомандующий Вооруженными силами Мьянмы и лидер прошлогоднего переворота, планирует построить самую большую скульптуру сидящего Будды в мире – часть его попытки создать облик исторического защитника буддизма, сообщает Al Jazeera.

Однако в 2021 солдаты, находящиеся непосредственно под его командованием, убили почти 1500 человек в ходе репрессий, направленных на противников военной хунты, тем самым нарушив первый и главнейший принцип буддизма — воздерживаться от убийства.

«Их буддизм — фальшивка, они не заслуживают того, чтобы их называли буддистами. Мы не убиваем других людей. То, что они делают прямо сейчас, полностью противоречит буддизму, — сказал Агга Ванта, 30-летний монах из Мандалая, возглавлявший протесты против переворота. — Они называют себя буддистами, но делают это только ради захвата власти в стране».

Мин Аун Хлайн обратился к методам, использовавшимся в прошлом, в попытке добиться хоть какой-то легитимности в стране с почти 90-процентным буддийским населением, находившейся под военным контролем большую часть времени из последних 60 лет.

Это означало союзы с известными монахами и регулярные напоминания о преданности высокопоставленных офицеров Будде, несмотря на продолжающуюся кампанию насилия.

Военный лидер Мьянмы планирует стать защитником буддизма?
Военный лидер Мьянмы Мин Аун Хлайн планирует построить самую большую скульптуру сидящего Будды в мире и стать защитником буддизма

Почитание, милостыня и выжженная земля

В конце октября 2021 военные начали кампанию «выжженной земли» в Тантланге, на северо-западе штата Чин, уничтожив сотни зданий и вынудив тысячи людей покинуть свои дома.

Несколько дней спустя Мин Аун Хлайн посетил несколько монастырей в Мандалае, втором по величине городе Мьянмы, выражая почтение и раздавая милостыню. Среди монахов, с которыми он встретился, был Бхамо Саядо, председатель Государственного комитета Сангха Маха Наяка (назначаемый правительством орган высокопоставленных буддийских монахов, курирующий и регулирующий буддийское духовенство в Мьянме).

Визиты военного руководства к высокопоставленным монахам почти ежедневно публикуются в государственных средствах массовой информации в рамках кампании, укрепляющей связи с общественностью. Отчет Института мира США в прошлом месяце показал, что публичные демонстрации поддержки военными буддизма возросли почти в четыре раза после переворота.

«Армия очень умно использовала религию в качестве маркетингового хода. Если вы монах, то пользуетесь абсолютным уважением населения. Вот почему военные хотят использовать их, ведь это очень эффективный инструмент манипулирования обществом, — сказал Сай Тет Наинг Оо, представитель Мьянмы в Институте мира и диалога Пидаунгсу, работающий над объединением различных политических мнений в Мьянме. — Так что, несмотря на другие возможные задачи и цели, Мин Аун Хлайн всегда находит время, чтобы посетить популярных монахов».

Военный лидер Мьянмы планирует стать защитником буддизма?

«Их почти все ненавидят»

Военные столкнулись со значительной оппозицией с тех пор, как они свергли гражданского лидера Аун Сан Су Чжи и ее партию, Национальную лигу за демократию (NLD), в результате государственного переворота, который,  по их утверждению был необходим из-за мошенничества на выборах в ноябре 2020.

Сильное движение сопротивления возникло почти сразу, с демонстрациями и массовым движением гражданского неповиновения, что привело к созданию децентрализованной сети вооруженных групп, известных как Народные силы обороны (PDF), которые в настоящее время находятся в постоянном конфликте с военными по всей стране.

Международное сообщество также осудило режим, когда США и Европейский союз ввели санкции против нескольких военачальников и предприятий, принадлежащих военным. В Организации Объединенных Наций страну по-прежнему представляет посол, назначенный правительством NLD.

По словам Ричарда Хорси, советника Мьянмы в Международной кризисной группе, в условиях подавляющего сопротивления внутри страны и отсутствия поддержки на международном уровне военные отчаянно нуждаются в любой поддержке, которую они могут получить.

В начале сентября 2021 военные власти объявили, что они освободили Ашина Вирату, монаха, известного своими буддийскими националистическими взглядами, особенно его фанатичной позицией по отношению к мусульманам.

Хорси говорит, что, хотя военные держатся на некотором расстоянии от Вирату и еще не на полные “100 процентов поддержали буддийскую националистическую повестку дня”, они все же хотят иметь под рукой сторонников жесткой линии.

“У них не так много друзей. Они стремятся сохранить или приобрести любых, каких только смогут, в условиях, когда почти все их ненавидят, — делится Хорси. — Очевидно, что буддийский национализм — это одна из карт, которую они могут разыграть, и одна из составляющих, с которой они могут связаться, и это, безусловно, то, о чем они посылали сигналы, хотя еще не в полной мере это реализовали”.

Усилия военных по использованию буддизма и буддийского национализма в качестве тактики легитимизации также вышли на международный уровень.

Когда заместитель командующего Мин Аун Хлайна, генерал Со Вин, посетил Россию в сентябре для наблюдения за сделкой с оружием, его сопровождал Ситагу Саядо, еще один противоречивый монах, известный своими жесткими взглядами. Хорси объясняет, что частью этого решения, вероятно, была “проблема доверия” и что путешествие с монахом “показывает, что у вас есть хоть какая-то религиозная поддержка”.

Ситагу, являющийся фаворитом режима, был одним из ведущих монашеских голосов во время “операций по зачистке” 2017, в ходе которых были убиты тысячи преимущественно мусульман-рохинджа, а сотни тысяч бежали в соседний Бангладеш. Ситагу защищал действия военных, говоря, что “не буддисты не являются людьми, поэтому их убийство оправдано”. Репрессии против рохинджа в настоящее время являются предметом расследования геноцида.

Хотя военные, возможно, и не принимают буддийский национализм во всей его полноте, они, похоже, возобновили свою старую стратегию сосредоточения своих атак на частях страны с большим небуддийским населением.

“В наши дни вы видите все больше вооруженных конфликтов, происходящих в большинстве небуддийских районов. Они [военные] не говорят, что нападают на группу людей другой религии, но вы можете видеть, на кого они нацелены. Они позволяют своим действиям говорить за них, — сообщает Сай Оо, имея в виду недавние нападения в Чине, который на 85 процентов состоит из христиан, и в Кайе, где проживает крупнейшая в стране община римо-католиков.

Дискриминация по религиозному признаку

Военные также использовали буддизм в своих попытках очернить легитимность оппозиции, начав клеветнические кампании против быстро растущего движения сопротивления и его задержанных лидеров.

Статьи, опубликованные в государственных СМИ, обвиняют боевиков PDF в убийстве монахов, утверждая, что “террористические группы намеренно убивают монахов-буддистов, нападая на веру, исповедуемую подавляющим большинством граждан”.

До переворота военные также изображали Аун Сан Су Чжи и NLD как “недостаточно поддерживающих буддизм” для сдерживания поддержки духовенства, вызывая опасения, что гражданское правительство было бы чрезмерно либеральным и светским, по словам Хорси.

Эта линия атаки продолжается и после переворота. В своей речи в августе Мин Аун Хлайн сказал, что “преданные Будде были разочарованы в своей вере в течение предыдущих пяти лет”, имея в виду период, в течение которого правительство NLD находилось у власти.

Но эта пропаганда, хотя и принятая некоторыми членами монашеской общины, особенно ее наиболее убежденными членами, представляет совершенно иную картину по сравнению с опытом религиозных меньшинств в Мьянме.

Салаи За Ук Линг, который является заместителем исполнительного директора правозащитной организации «Чин», правозащитной группы, представляющей большинство населения Чина, состоящего из христиан, говорит, что даже когда Аун Сан Су Чжи занимала свой пост, буддизм был доминирующей силой в политике.

«Христианство считается иностранной религией в [Мьянме], и с христианами обращаются как с гражданами второго сорта. При гражданском правительстве мы практически не видели изменений в политике – дискриминация проявлялась более тонким образом, но реальных серьезных усилий по устранению ее коренных причин в отношении религиозных меньшинств не предпринималось, — делится За Ук. — И то, что мы наблюдаем сейчас при нынешней военной хунте, является лишь продолжением этой длительной политики».

Однако, несмотря на аналогичную позицию NLD в отношении буддизма, кампания военных против Аун Сан Су Чжи, а теперь и движение сопротивления, похоже, оказали некоторое влияние.

В предыдущие периоды политических волнений монахи часто были в авангарде протестов. В 2007  “Шафрановая революция“, названная так в честь цвета монашеских одежд, вспыхнула в ответ на повышение цен на топливо, и более месяца тысячи монахов наводняли улицы по всей стране.

Но монах и лидер протеста Агга Ванта говорит, что отсутствие заметности монахов в движении против переворота объясняется не тем, что духовенство поддерживает военных. Скорее, по его словам, многие монахи не смогли открыто участвовать из-за пандемии COVID-19, и участие тех, кто это сделал, затмевается высокопоставленными монахами, которые присоединились к военным.

«После военного переворота Мин Аун Хлайн подкупил монахов и добился их расположения, чтобы они были на его стороне, но мы не хотим, чтобы гражданские лица думали, что мы не поддерживаем [протестное движение]. Мы, как монахи, также не согласны с тем, чтобы военные захватили власть в стране», — сказал Агга Ванта.

Тем не менее, по мере того, как военные опираются на религию и союзы с духовенством для укрепления своей власти, они обращаются и к другим членам буддийской общины Мьянмы, все более ясно дающим понять, что они не будут поддерживать эксплуатацию своей религии режимом, убивающим свой собственный народ.

«Мы тоже страдаем от их правления. Если мы сталкиваемся с ними на улице, они стреляют в нас, и, если не повезет, то еще и арестовывают, — сказал Агга Ванта. — Это не то, что мы делаем как буддисты, поэтому продолжим протестовать».

 

Читайте также:

Open Doors: Во всем мире усиливаются гонения на христиан

Буддийский монах выступает против хунты во Мьянме

Падение Аун Сан Су Чжи — и новое Теневое правительство Мьянмы

Буддийские монахи разделились из-за событий в Мьянме

Папа Римский призывает лидеров Мьянмы служить общему благу

 

FacebookMessengerTwitterVKWhatsAppViberTelegram