В Русской Церкви разгорелся спор о греховности ЭКО

В Русской Церкви разгорелся спор о греховности ЭКО

В Русской Церкви разгорелся спор о греховности ЭКО. Священники разных конфессий глубоко проникли в человеческую природу.

В Русской Православной Церкви разгорелся спор об отсутствии греха в некоторых видах экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) и допустимости их благословения – полярные мнения высказали эксперты из числа священнослужителей, медиков и ученых из России и Германии на круглом столе “Вопросы биоэтики: христианский взгляд” в Пятигорске, передает Ольга Липич, РИА Новости.

Дискуссия проходит на фоне острой критики проекта документа под названием “Отношение Русской православной церкви к экстракорпоральному оплодотворению“. Этот документ подготовлен Межсоборным присутствием для последующего рассмотрения на Архиерейском соборе РПЦ и представлен на церковных ресурсах. Он конкретизирует позицию Церкви по ЭКО, выраженную около 20 лет назад в “Основах социальной концепции РПЦ”.

В круглом столе по биоэтике приняли участие как разработчики нового документа, так и его противники. Ряд священнослужителей признали, что без детально проработанного церковного документа порой не знают, на что ссылаться, когда прихожане просят благословения на тот или иной вид ЭКО.

“Когда ЭКО не грех”

“Новый документ очень важен. Он уточняет изложенную в “Основах социальной концепции” Церкви двойственную позицию по ЭКО (двойственна она потому, что с одной стороны, утверждается, что такое вмешательство в замысел Творца не может быть приемлемо, а с другой – что ЭКО все-таки возможно, если во время его осуществления не появляются так называемые “избыточные эмбрионы”). Подготовленный проект имеет не разрешительный, а ограничительный характер – ограничивает варианты использования ЭКО”, – рассказал РИА Новости эксперт-разработчик проекта, ассистент кафедры гуманитарных наук Первого Московского государственного медицинского университета имени Сеченова священник Роман Тарабрин.

По его словам, когда вылечить бесплодие не удается, “ЭКО является последней ступенькой”.

“И документ пытается очертить для православного человека красной линией то, что далеко уводит от Бога и препятствует продвижению к святости, – это те варианты ЭКО, которые сопряжены с производством лишних эмбрионов и их гибелью”, – отметил собеседник агентства.

По его словам, ЭКО становится грехом, “когда продуцируют 20 яйцеклеток, оплодотворяют, выбирают хорошенького эмбриона, а остальные эмбрионы замораживают или выбрасывают”.

“Также ЭКО грех, когда женщине переносят пять эмбрионов, а потом внутри утробы некоторых из них убивают. И грех, когда используются донорские мужские клетки, это уже супружеская измена”, – уточнил священник.

Не греховных вариантов ЭКО, когда не появляется обреченных на заморозку или уничтожение “лишних эмбрионов”, остается мало.

“Это ЭКО в естественном цикле (когда женщина не стимулируется гормонами), в частично модифицированном цикле (с использованием небольшого числа гормонов для извлечения яйцеклетки) и когда оплодотворяется то количество клеток, которое будет перенесено в полость матки. Не всякая клиника, не всякий врач на это согласится, да и не всякая женщина, потому что процент наступления беременности уменьшается”, – отметил Тарабрин.

Женщина, идущая на ЭКО, добавил он, должна быть готова к вынашиванию и рождению любого эмбриона, даже если врачи прогнозируют появление на свет ребенка с синдромом Дауна или иной болезнью. Священник напомнил, что “жизнь начинается с момента зачатия”.

“Позиция человека должна определяться его духовным устроением, которое может проанализировать его духовник, он молится за человека, знает образ жизни, духовную зрелость, способность понести крест бесчадия. Нельзя всех чесать под одну гребенку”, – подчеркнул Тарабрин.

Руководитель Центра исследований в области биоэтики и высоких технологий при Московской духовной академии и кандидат биологических наук священник Владимир Духович отметил, что “уже существуют технологии, позволяющие превращать соматические клетки в половые, что делает возможным рождение детей от однополых пар”. Научные исследования и биотехнологии не остановить – и Церковь должна искать и находить ответы на возникающие с их развитием вопросы современников, подчеркнул он.

“Непроверенные технологии”

Иную позицию по отношению к своевременности нового церковного документа об ЭКО занял председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства священник Федор Лукьянов, закончивший спецкурс Гарвардского университета по биоэтике, репродуктивным технологиям и генетике.

“Я считаю, что ЭКО – очень сомнительная процедура с медицинской точки зрения, а ее успешность – это скорее результат пропаганды. Исследования (свидетельствующие в пользу безопасности и эффективности ЭКО) собираются по клиникам, а они – коммерчески заинтересованные структуры. И сегодня нет единого мирового реестра, который давал был реальную картину”, – сказал он.

Ссылаясь на данные ряда исследований, идущих вразрез с данными оппонентов, Лукьянов заявил, что дети, появившиеся на свет с помощью ЭКО, чаще страдают от различных патологий. Кроме того, по его словам, сейчас невозможно точно предсказать, как вынесение таинства зачатия ребенка из естественной среды в лабораторную скажется на последующих поколениях и их способности к деторождению. И с точки зрения богословия, ЭКО, по мнению Лукьянова, не оправдано, поскольку “создает риск гибели детей”, а “бездетность – не грех”.

“Зачем нам это благословлять”, – отметил представитель РПЦ.

По его словам, сегодня в России “неоправданно сокращены сроки лечения бесплодия, а в сфере государственного управления активно продвигается ЭКО как инструмент демографической политики”.

“Мы видим многочисленные уголовные разбирательства в отношении клиник суррогатного материнства, коррупции, смерти детей, рожденных с помощью вспомогательных репродуктивных технологий в Москве и Санкт-Петербурге, отказ иностранных заказчиков от больных детей, рожденных в рамках программ суррогатного материнства.

Так, в апреле стало известно, что заказчик из Бельгии отказался забирать ребенка, рожденного по его заказу суррогатной матерью в Северной столице. Все это свидетельствует о том, что существующая система ориентирована на получение прибыли, формирует искусственный спрос на вспомогательные репродуктивные технологии, нарушает права ребенка и женщины на естественное зачатие, охрану здоровья”, – заявил РИА Новости Лукьянов.

“В такой ситуации любое смягчение церковной позиции по ЭКО может повлечь за собой необратимые последствия. Поэтому считаем, что формирование общецерковной позиции преждевременно”, – подчеркнул глава Патриаршей комиссии по вопросам семьи.

Научный сотрудник кафедры эмбриологии биологического факультета МГУ Александр Молчанов заявил, что России нужны “законодательные ограничения от повсеместного введения непроверенных технологий”. Иначе, по его словам, развивается “репродуктивный туризм”, поощряется “отложенное материнство” и появляется угроза полного отказа в будущем от “естественного размножения”.

Зарубежный опыт

Католическая церковь против ЭКО, так как ребенок должен появляться на свет в результате отношений любящих мужа и жены, а не в лаборатории. Но ЭКО не является тяжелым грехом, и супружеская пара может воспользоваться этой технологией, если возьмет на себя обязательства, что не будет уничтожен ни один эмбрион и не будет селекции”, – заявил директор Центрального офиса католической социальной науки Мёнхенгладбах, заведующий кафедрой нравственного богословия и этики богословского факультета в Падерборне Петер Шалленберг.

По его словам, “эмбрион нуждается в защите, поэтому Католическая церковь отвергает криоконсервацию эмбрионов, оплодотворенных яйцеклеток”.

“Но в большинстве стран законодательство в отношении защиты эмбрионов гораздо более либерально, чем в Германии”, – добавил Шалленберг.

А вот для немецких протестантов ЭКО – “оправданный способ справиться с бесплодием”, об этом заявила научный сотрудник Центра этики здоровья из Ганновера, магистр теологии Рут Денкхаус. Конечно, все христиане против создания “избыточных эмбрионов” и их последующей заморозки или уничтожения. Но представленные на круглом столе протестанты Германии придерживаются мнения, что “начало жизни отсчитывается с момента слияния не просто мужской и женской клеток, а их ядер”, до того же эмбрион несколько часов может считаться еще не существующим.

“Инквизиция” или ответственность

“Человек берет на себя ответственность за проведение ЭКО или нет. И Церковь должна предоставить ему такое право. Нельзя выступать в роли инквизиторов и категорически говорить нет”, – сказал еще один участник круглого стола священник Николай Бабкин. По его словам, “можно не давать благословения на ЭКО, но нести пастырскую ответственность”.

“Новые биомедицинские технологии находятся в стадии постоянного развития, и главная задача – продолжать повышать уровень знаний о них в церковной среде и экспертном сообществе и делиться результатом дискуссий по этическим вопросам с обществом в целом. На стыке общения ученых и богословов можно найти ответ на вопрос, как сделать так, чтобы новые биомедицинские технологии служили укреплению представлений о человеческом достоинстве и в правовом поле, и в обществе в целом. В частности, на мой взгляд, действующим правом не должна закрепляться возможность уничтожения в результате определенных протоколов ЭКО избыточных эмбрионов”, – заключил зампредседателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшизде.

Отдел по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ и Фонд имени Конрада Аденауэра выступили организаторами форума по биоэтике, который проходит в Пятигорске 12-14 мая 2021.

 

Читайте также:

Патриарх призвал женщин не делать аборт, а отдать детей Церкви

Франклин Грэм напоминает Байдену: аборты – это тоже убийство

Начата информатака на католика Байдена по абортам

Легойда – о чувствах верующих, абортах и выставке трупов

Пушкина обвинила РПЦ в популизме из-за абортов

СМИ: Кураев назвал имя чиновника, помешавшего РПЦ запретить аборты

 

FacebookFacebook MessengerTwitterVKWhatsAppViberTelegram

Похожие новости