Рост антиисламских настроений беспокоит мусульман Франции

Рост антиисламских настроений беспокоит мусульман Франции

Ислам стал одним из ключевых полей битвы в президентской избирательной кампании, и рост антиисламских настроений беспокоит мусульман Франции.

Крайне правые кандидаты — Марин Ле Пен из Национального объединения (RN) и особенно опытный эксперт Эрик Земмур — часто выступают против ислама в своих обличительных речах, ссылаясь на риски безопасности и терроризма, сообщает Daily Sabah.

Их послания иногда повторяют официальные представители правых консерваторов и союзники президента-центриста Эммануэля Макрона с их «предупреждениями» против мусульман.

Столь ожесточенные предвыборные дебаты об исламе были бы менее вероятны в таких соседних странах, как Великобритания и Германия, где также проживают крупные мусульманские меньшинства.

Франция, однако, все еще живет в тени травмы Войны за независимость Алжира и, совсем недавно, террористических атак Исламского государства* в 2015.

Земмур, который борется с Ле Пен и традиционным кандидатом от правых сил Валери Пекресс за выход во второй тур против Макрона, вызвал новый протест, описав город Рубе на севере Франции как «Афганистан в двух часах езды от Парижа«.

Он сказал радио France Inter:

«Французы, которые являются мусульманами, должны жить по-французски и не считать, что законы шариата выше законов республики».

Его комментарии усилили лихорадочную атмосферу: журналисту даже пришлось предоставить полицейскую защиту после телевизионного репортажа о подъеме ислама в Рубе.

Официальное разделение церкви и государства во Франции в 1905 сделало секуляризм, т.е., светскость одним из краеугольных камней идентичности современной республики.

Правительство Макрона в 2021 также приняло новый закон для защиты Франции от того, что президент назвал «исламистским сепаратизмом».

«Глубокие шрамы»

Конец колониального правления вызвал большие миграционные потоки во Францию в 1950-х и 1960-х годах, но экономический кризис, разразившийся в 1970-х, привел к тому, что многие из вновь прибывших остались без работы в жилых комплексах, вскоре покинутых средним классом.

В то время как Великобритания и Германия также боролись с большим притоком послевоенных мигрантов, ни одна другая европейская колониальная держава не вела войну, жестокость, продолжительность и последствия которой могут сравниться с алжирской войной за независимость.

«Проблема миграции особенно актуальна во Франции, потому что она пробуждает тяжелую память об алжирской войне, — сказал политолог Паскаль Перрино агентству Франс Пресс (AFP). — Это оставило глубокие шрамы в коллективном сознании».

Но в то время как дебаты об исламе постоянно ведутся во Франции, которая в 2011 запретила женщинам полностью закрывать лицо вуалью, многие мусульмане, составляющие почти 9% населения материковой части страны, шокированы нынешним уровнем риторики.

«Иногда я говорю себе, что никто не может понять, насколько это жестоко», — сказала Фатма Буве де ла Мезоннёв, психиатр тунисского происхождения и автор книги «Арабская женщина во Франции».

Признавая, что у людей может возникнуть соблазн сдаться, она сказала:

«Честно говоря, иногда мы просто хотим встретиться среди арабов, чтобы рассказать друг другу, как все плохо».

«Погоня за общественным мнением»

Отец Марин Ле Пен — Жан-Мари Ле Пен, прошедший во второй тур президентских выборов в 2002, шокировал большую часть Франции неоднократными нападками на ислам и иммигрантов.

Французские мусульмане опасаются, что такая риторика в настоящее время стала обычной и все чаще поддерживается широко распространенными новостными сообщениями и насыщенностью социальных сетей.

«Я чувствую себя плохо, очень плохо», — сказала 38-летняя Хадиджа, социальный работник из региона Луаре в центральной Франции, которая попросила не называть ее фамилию. — У меня такое впечатление, что сегодняшняя Франция плюет на моих бабушку и дедушку, которые боролись за ее освобождение, на моих родителей, которые приехали строить ее дороги, и на меня, которая соблюдала все правила демократии и интеграции.

«Несколько дней назад моя пятилетняя дочь сказала мне, что ей не нравится быть арабкой«, — сказала она, жалуясь на то, что «живет под постоянным подозрением, больше не зная, что скрывается за улыбкой пекаря или что на самом деле думают люди».

Для Камеля, который работает в благотворительной ассоциации, нападения в ночь на 13 ноября 2015 изменили все. Террористы Исламского государства* убили 130 человек в Париже и его окрестностях в таких местах, как рестораны и музыкальная площадка Батаклан.

«Я расстался со многими своими друзьями, которые начинали связывать мусульман с терроризмом», — сказал он.

По мнению выдающегося социолога Ахмеда Бубакера, «плотина прорвалась», и теперь «наблюдается полное отсутствие сдерживания» со стороны политических деятелей, обвиняющих мусульман в неспособности интегрироваться.

«Однако я не убежден, что французское общество настолько расистское, как мы говорим, — сказал он. — Это политики гоняются за псевдо-расизмом общественного мнения, не осознавая, что на самом деле они его производят».

 


* Террористическая организация, запрещенная в РФ

 

Читайте также:

Правительство Макрона стремится изменить ислам во Франции

Французский имам получает угрозы расправы от исламистов

Европейские раввины осудили французскую «Реконкисту»

Французские сенаторы запретили спортсменкам выступать в хиджабе

Франция: более половины мусульман до 25 лет считают, что законы шариата важнее законов страны

Франция: первое чтение законопроекта по исламизму

 

FacebookMessengerTwitterVKWhatsAppViberTelegram