Муфтий Бибарсов о судьбе книги «Сахих аль-Бухари»

Муфтий Бибарсов о судьбе книги «Сахих аль-Бухари»

На промахи мусульманских богословов РФ и государственной судебной системы указал Муфтий Бибарсов, говоря о судьбе книги «Сахих аль-Бухари»

Личная позиция председателя ДУМ Саратовской области муфтия Мукаддаса Бибарсова относительно судебного решения по запрету мусульманских трудов, принятого в Республике Татарстан, опубликована на сайте ДУМ РФ.

«Уважаемые руководители российских мусульманских религиозных организаций!

Уважаемые представители российской судебной власти всех уровней, а также органов прокуратуры и следствия!

Уважаемые сотрудники Министерства иностранных дел России!

Уважаемые неравнодушные сограждане, независимо от вероисповедания, национальности и социального статуса!

29 августа 2022 года под номером 5302 в Федеральном списке экстремистских материалов появилось издание «Сахих аль-Бухари».

Как номер на бирке заключённого на книгу, название которой знает практически каждый мусульманин в мире на каком бы языке он не говорил, навешены цифры, идентифицирующие вторую для мусульман после Корана книгу в качестве обвинённой, осуждённой и заключённой в границы не просто недозволенности, но токсичности и опасности. Теперь библиотеки мусульманских и не только учебных заведений, читальные залы мечетей, книжные полки простых людей должны быть тщательно проверены на предмет наличия этой книги, а сами книги изъяты и актом уничтожены.

Всё это происходит сегодня у нас в России – на нашей Родине, которая как никакая другая страна столкнулась с попытками маргинализации, дискриминации, «культурой отмены» и прочими приёмами современной либеральной повестки. В России, герои которой так часто носят мусульманские имена, в стране, которая в своих взаимоотношениях с миром сегодня находила, находит и будет находить поддержку среди мусульманских стран. Происходящий абсурд совершенно не вяжется с реальностью – потому что такие запреты это странный атавизм в достаточно развитой российской судебной системе, и этот атавизм не приносит никакой пользы, но постоянно дестабилизирует общественное спокойствие особенно в российской мусульманской среде.

Сахих Аль-Бухари – важнейшая книга второго источника Ислама – Сунны Пророка Мухаммада, да благословит его Аллах и да приветствует. Это классический труд VIII века известнейшего и в высшей степени почитаемого шейха имама Аль-Бухари. Даже самые необразованные из мусульман в самых глухих точках планеты обязательно слышали об этой книге и её авторе. Само название «Сахих Аль-Бухари» практически сакрально, хотя и не в словарном смысле этого слова – оно оберегаемо в сердцах мусульман, как проводник Священной Сунны.

А что есть экстремизм и экстремистский материал? В соответствии со словарями это приверженность к крайним идеям и мерам. Настолько крайним, что это несёт страдания и даже гибель. Настолько крайним, что он подлежит запрещению и является уголовно преследуемым.

Фашистская символика – это экстремизм и экстремистский материал. Призывы к расовой и национальной ненависти – это экстремизм и экстремистский материал. Майн Кампф Гитлера – экстремистский материал. Сахих Аль-Бухари тоже. Гитлер экстремист. Имам Аль-Бухари тоже?

Конечно, все, кто вовлечён в данный диалог и имеет представление о проблеме, особенно адресаты данного воззвания, могут разбирать его на составляющие – обозначить, что запрещён определённый перевод, обратить внимание, что этот «Сахих Аль-Бухари» не имеет утверждённой каноничности, как например «Жития Святых» у православных. Но такое препарирование контекста запрета мусульманской литературы и в данном случае «Сахиха Аль-Бухари» будет лишь уловкой, чтобы отвести фокус от этой перезревшей проблемы. Перевод, издание, количество страниц, год выпуска – всё это не важно, когда в списке экстремистских материалов обозначено – номер 5302 «Сахих Аль Бухари».

Имамы и муфтии, активные образованные мусульмане! Появление просто названия «Сахих Аль-Бухари» в экстремистском списке – это в первую очередь наше общее серьёзное упущение и неоправданное доверие перед нашими единоверцами, перед историческим наследием, перед имамом Аль-Бухари, перед самим Пророком Мухаммадом (да благословит его Аллах и да приветствует) и перед Аллахом. Если, допустим, мы сами не сходимся на издержках перевода и имеем претензии к издателям, тогда не смотря на все трудности необходимо координироваться и согласованно выпускать на русском языке такие переводы классических мусульманских книг, к которым в силу общего согласия российских улемов никаких правовых вопросов не может быть по существу.

Если же у нас, российских мусульманских деятелей, нет претензий к запрещаемым переводам и изданиям, значит мы не можем или не хотим выстраивать взаимодействие с государством, чтобы объяснить ценность того, что составляет фундамент Ислама – глубинной и коренной религии в нашей стране. Представители прокуратуры, судебной системы, других органов власти являются нашими согражданами, мы все говорим на одном языке, поэтому нет альтернативы выстраиванию диалогу и объяснению необоснованности и несправедливости запретов древних мусульманских книг. Сегодня у многих муфтиев есть авторитет, возможности и поддержка, чтобы инициировать и довести до конца процесс систематизации выпуска классической мусульманской литературы, остальным же нужно проявить волю для участия и консенсуса.

Относительно представителей органов власти России, соприкасающихся с процессом оценки и запрета мусульманской литературы, а также осуществляющих взаимодействие как с российскими мусульманами, так и реализующими дипломатическое взаимодействие с мусульманскими странами. Очень важно, чтобы в потоке профессиональной занятости и рабочей загруженности было найдено время для осмысления неадекватности бюрократического процесса, который приводит к объявлению экстремизмом таких книг как Коран (2015 год), «Сахих Аль-Бухари», другой классической мусульманской литературы. Ручное точечное реагирование и отмена судебных решений, как это было с Бхагават Гитой и вызвало дипломатическое реагирование со стороны Индии в связи с массовым возмущением индийцев, как это было с Кораном в 2015 году и вызвало массовые протесты и жёсткие заявления известных российских востоковедов, политических и общественных деятелей – это демонстрирует слабость и недостаток нашей судебной системы в данном конкретном поле. Ответственные государственные деятели должны устранить этот недостаток с тем, чтобы эта трещина не расширялась, вовлекая в проблему массы российских и зарубежных мусульман и давая повод внешним оппонентам для манипулирования и интриг.

В связи с обозначенным выше на фоне текущих внутренних и внешних реалий выражаю глубокую обеспокоенность и призываю сопричастных ответственных лиц, муфтиев, представителей власти и науки, погрузиться в проблематику запрета мусульманской литературы с тем, чтобы прекратить легкомысленное и пренебрежительное отношение к классическим важнейшим мусульманским книгам, сформулировать и реализовать систему издания исламских трудов, необходимых для российских мусульман, которые бы соответствовали внутри мусульманским религиозным требованиям, вызывали интерес со стороны исследователей, были защищены от необоснованных экспертиз и запретов.»

 

Продолжение:

Игнатенко: подать апелляцию на запрет «Сахих аль-Бухари»

В АП РФ решили оградить Хадисы от статуса экстремистских

 

 

 

Читайте также:

Кадыров: сборник хадисов ошибочно признан экстремистским

В мечетях Грозного молятся за чеченских бойцов на Украине

Кадыров: давайте тогда указывать национальность всех преступников

TelegramMessengerTwitterWhatsAppViber