Послание Папы Франциска об использовании римской Литургии

Послание Папы Франциска об использовании римской Литургии

Послание Папы Франциска об использовании римской Литургии

Опубликовано Конференцией католических епископов России

 

Послание Святейшего Отца Франциска епископам всего мира для представления Motu Proprio «Traditionis custodes» об использовании римской Литургии, предшествовавшей реформе 1970 года

Дорогие Братья во Епископстве!

Так же, как мой предшественник Бенедикт XVI поступил с Summorum Pontificum, я хочу сопроводить Motu Proprio «Traditionis custodes» посланием, чтобы объяснить мотивы, побудившие меня принять это решение. Я обращаюсь к вам с доверием и прямотой во имя той общей «заботы обо всей Церкви, которая всячески содействует благу вселенской Церкви», как напоминает нам II Ватиканский собор. [1]

Для всех очевидны мотивы, побудившие святого Иоанна Павла II и Бенедикта XVI предоставить возможность использования обнародованного святым Пием V Римского Миссала, изданного святым Иоанном XXIII в 1962 году для священнопразднования евхаристической Жертвы. Возможность, предоставленная Конгрегацией богослужения в 1984 году [2] и подтвержденная святым Иоанном Павлом II в Motu Proprio «Ecclesia Dei» в 1988 году [3], была прежде всего мотивирована желанием способствовать преодолению раскола с движением монс. Лефевра. Таким образом, обращенный к епископам запрос принять с великодушием «справедливые чаяния» верных, просивших об использовании этого Миссала, основывался на церковном намерении восстановить единство Церкви.

Эту возможность многие в Церкви стали рассматривать как возможность свободно использовать Римский Миссал, обнародованный святым Пием V, пользуясь им параллельно Римскому Миссалу, обнародованному святым Павлом VI. Чтобы урегулировать эту ситуацию, Бенедикт XVI вмешался в этот вопрос по прошествии многих лет, регламентировав такое положение дел в Церкви, поскольку многие священники и многие общины «с благодарностью воспользовались возможностью, предложенной Motu Proprio» святого Иоанна Павла II. Подчеркивая, что такое развитие событий нельзя было предвидеть в 1988 году, Motu Proprio «Summorum Pontificum» 2007 года имело намерение ввести «более четкое юридическое регулирование» в этой сфере. [4] Для того, чтобы предоставить доступ тем людям, – в том числе молодым, – которые «открывают для себя эту литургическую форму, чувствуют влечение к ней и находят в ней особенно подходящую для них форму встречи с Тайной Пресвятой Евхаристии» [5 ], Бенедикт XVI объявил «Миссал, обнародованный святым Пием V и вновь изданный блаженным Иоанном XXIII, экстраординарным выражением того же lex orandi», предоставив «более широкие возможности для использования Миссала 1962 года». [6]

Принимая свое решение, он был уверен, что такая мера не поставит под сомнение одно из ключевых решений II Ватиканского собора, затрагивая тем самым его авторитет: в Motu Proprio с полным правом признавалось, что сам по себе «Миссал, провозглашенный Павлом VI есть ординарное выражение lex orandi Католической Церкви латинского обряда». [7] Признание Миссала, провозглашенного святым Пием V «как экстраординарного выражения того же lex orandi» никоим образом не ставило своей целью умалить литургическую реформу, но было продиктовано желанием пойти навстречу «настойчивым молитвам этих верных», позволяя им «совершать Жертвоприношение Мессы в соответствии с editio typica Римского Миссала, обнародованного блаженным Иоанном XXIII в 1962 году и никогда не упразднявшегося, как экстраординарную форму Литургии Церкви». [8] Бенедикта XVI утешало осознание того, что многие, кто желал «обрести дорогую для них форму священной Литургии», «ясно признавали обязывающий характер II Ватиканского собора и были верны Папе и епископам». [9] Более того, он объявил необоснованными опасения разделений в приходских общинах, поскольку «две формы использования римского обряда могли обогатить друг друга». [10] Таким образом, он призвал епископов отбросить свои сомнения и опасения и принять эти нормы, «внимательно следя за тем, чтобы всё развивалось в мире и безмятежности», с обещанием, что «можно будет найти решения» в том случае, если «после вступления Motu Proprio в силу» в реализации норм «выявятся серьезные трудности». [11]

По прошествии тринадцати лет я поручил Конгрегации вероучения разослать вам анкету об исполнении Motu Proprio «Summorum Pontificum». Поступившие ответы раскрыли ситуацию, которая огорчает и заботит меня, убеждая меня в необходимости вмешаться. К сожалению, пастырская цель моих предшественников, которые намеревались «сделать всё возможное для того, чтобы все те, кто действительно обладал желанием единства, получили возможность остаться в этом единстве или найти его заново» [12], зачастую серьезно игнорировалась. Возможность, предоставленная святым Иоанном Павлом II и, с еще большим великодушием, Бенедиктом XVI, направленная на восстановление единства церковного тела при уважении различия литургического чувства, была использована для увеличения расхождений, усиления различий, формирования противостояний, которые наносят ущерб Церкви и преграждают ей путь, подвергая ее опасности разделений.

В то же время меня огорчают злоупотребления при совершении литургии со всех сторон. Как и Бенедикт XVI, я сожалею о том, что «во многих местах служат, не соблюдая предписаний нового Миссала, а на самом деле толкуют их как разрешение или даже требование творчества, что нередко приводит к почти невыносимым искажениям». [13] Но меня не меньше печалит инструментальное использование Missale Romanum 1962 года, которое вновь и вновь характеризуется возрастающим неприятием не только литургической реформы, но и II Ватиканского собора, с необоснованными и несостоятельными утверждениями, что он предал Предание и «истинную Церковь». Если истинно то, что путь Церкви следует рассматривать в динамизме Предания, «которое берет начало от апостолов и развивается в Церкви при содействии Святого Духа» (Dei Verbum, 8), то в этом динамизме II Ватиканский собор становится самим недавним этапом, на котором католический епископат собрался для слушания, чтобы определить тот путь, который Дух указывает Церкви. Сомневаться в Соборе – значит сомневаться в самих намерениях тех Отцов, которые осуществляли свою коллегиальную власть торжественным образом cum Petro et sub Petro [с Петром и под Петром] на Вселенском соборе [14], и, в конечном итоге, сомневаться в Самом Святом Духе, Который ведет Церковь.

Именно II Ватиканский собор проясняет смысл решения пересмотреть послабление, разрешенное моими Предшественниками. Среди пожеланий, представленных епископами, с наибольшей настойчивостью выявилось пожелание полного, сознательного и деятельного участии всего Народа Божия в литургии [15], в русле того, что утверждалось уже Пием XII в энциклике Mediator Dei об обновлении литургии. [16] Конституция Sacrosanctum Concilium подтвердила этот призыв, говоря об «устроении и развитии литургии» [17] и указав принципы, которыми должна была руководствоваться реформа. [18] В частности, в этой Конституции постановлялось, что эти принципы относятся к римскому обряда, но также и к другим законно признанным обрядам, и высказывалось желание, чтобы эти обряды «полностью пересматривались в духе здравой традиции и получали новую силу, необходимую при современных условиях и потребностях». [19] На основе этих принципов была проведена литургическая реформа, получившая свое наивысшее выражение в Римском Миссале, опубликованном в editio typica святым Павлом VI [20] и пересмотренном святым Иоанном Павлом II. [21] Поэтому нужно подтвердить, что римский обряд, многократно адаптировавшийся на протяжении веков в соответствии требованиями времени, должен быть не только сохранен, но и обновлен «в верном следовании Традиции». [22] Тот, кто желает благочестиво священнопраздновать соответственно предшествующей литургической форме, без труда найдет в Римском Миссале, реформированном согласно намерению II Ватиканского собора, все элементы римского обряда – в частности, Римский канон, который составляет один из его наиболее характерных элементов.

Последняя причина моего решения, о которой я хочу в дополнение сказать, состоит в том, что в словах и взглядах многих всё более очевидна тесная связь между выбором священнодействия в соответствии с литургическими книгами, предшествовавшими II Ватиканскому собору, и отказом от Церкви и ее установлений во имя того, что они называют «истинной Церковью». Речь идет о таком поведении, которое противоречит общению, подпитывая тенденцию к расколу: «я Павлов; я Аполлосов; я Кифин; а я Христов», – против чего решительно отреагировал апостол Павел. [23] И ради защиты единства Тела Христова я вынужден отозвать разрешение, предоставленное моими Предшественниками. Его искаженное использование, которой стало иметь место, противоречит тем намерениям, которые привели к предоставлению свободы совершать мессу по Missale Romanum 1962 года. Поскольку «литургические действия суть не частные действия, но свершения Церкви, представляющей собою “таинство единства”» [24], они должны совершаться в общении с Церковью. II Ватиканский собор, подтвердив внешние узы инкорпорирования в Церковь – исповедание веры, таинств, общения, – подтвердил вместе со святым Августином, что условие спасения – оставаться в Церкви не только «телом», но и «сердцем». [25]

Дорогие Братья во Епископстве, Конституция Sacrosanctum Concilium пояснила, что Церковь есть «таинство единства», потому что это «народ святой, собранный и руководимый епископами» [26]. Lumen gentium, напоминая, что епископ Рима есть «постоянное и зримое начало и основа единства как епископов, так и множества верных», говорит, что вы являетесь «зримым началом и основой единства в своей отдельной Церкви, (…) в которых и из которых состоит единая и единственная вселенская Церковь». [27]

Отвечая на ваши просьбы, я принимаю твердое решение отменить все нормы, инструкции, разрешения и обычаи, предшествовавшие настоящему Motu Proprio, и рассматривать литургические книги, обнародованные святыми Понтификами Павлом VI и Иоанном Павлом II в соответствии с постановлениями II Ватиканского cобора как единственное выражение lex orandi римского обряда. В этом решении меня поддерживает тот факт, что после Тридентского собора святой Пий V также отменил все обряды, которые не могли претендовать на доказанную древность, установив для всей Латинской Церкви единый Missale Romanum. Таким образом, в течение четырех столетий этот Missale Romanum, обнародованный святым Пием V, был основным выражением lex orandi римского обряда, выполняя функцию поддержания единства Церкви. Не отрицая достоинства и величия этого обряда, епископы, собравшиеся на Вселенский собор, просили его реформировать; их намерение состояло в том, чтобы «верные присутствовали при этой тайне веры не как посторонние и немые зрители, но, верно понимая ее через обряды и молитвословия, сознательно, благочестиво и деятельно участвовали в этом священнодействии». [28] Святой Павел VI, напомнив, что работа по адаптации Римского Миссала уже была начата Пием XII, заявил, что пересмотр Римского Миссала, проведенный в свете древних литургических источников, имел целью позволить Церкви возносить на разных языках «одну и ту же молитву», выражающую ее единство. [29] Это единство я намерен восстановить во всей Церкви римского обряда.

II Ватиканский собор, описывая кафоличность Народа Божия, напоминает, что «в церковном общении на законных основаниях существуют отдельные Церкви, имеющие свои собственные традиции, причем в силе остается первенство кафедры Петра, председательствующей во вселенском объединении любви, оберегающей законное многообразие и вместе с тем следящей за тем, чтобы своеобразие не вредило единству, а скорее способствовало ему». [30] В то время как, исполняя мое служение на службе единства, я принимаю решение приостановить возможности, предоставленные моими Предшественниками, я прошу вас разделить со мной это бремя как форму участия в заботе обо всей Церкви. В Motu Proprio я хотел подтвердить, что епископу как управителю, покровителю и хранителю всей литургической жизни в Церкви, началом единства которой он является, принадлежит регламентация священнодействий. Поэтому вам принадлежит право разрешать в своих Церквях как местным ординариям использование Missale Romanum 1962 года, применяя нормы настоящего Motu Proprio. Вам надлежит прежде всего действовать таким образом, чтобы вернуться к единой форме священнодействия, удостоверяясь в каждом конкретном случае в реальности групп, чьи богослужения совершаются по этому Missale Romanum.

Указания о том, как действовать в ваших диоцезах, в основном продиктованы двумя принципами: с одной стороны, позаботиться о благе тех, кто укоренен в предшествующей форме священнодействия и для кого потребуется время, чтобы вернуться к римскому обряду, обнародованному святыми Павлом VI и Иоанном Павлом II; и, с другой стороны, прекратить создание новых персональных приходов, связанное больше с желаниями отдельных священников, чем с реальной потребностью «святого верного Народа Божия». В то же время я прошу вас проявлять бдительность и следить за тем, чтобы каждое богослужение совершалось с достоинством и верностью литургическим книгам, обнародованным после II Ватиканского собора, без эксцентричности, которая легко может перерасти в злоупотребления. Семинаристам и неопресвитерам должна прививаться верность предписаниям Миссала и литургических книг, где нашла отражение литургическая реформа, которой пожелал II Ватиканский собор.

Я призываю на вас Духа Воскресшего Господа, чтобы Он соделал вас сильными и твердыми в вашем служении Народу Божию, вверенному вам Господом, дабы ваша забота и бдительность выражали общение даже в единстве одного обряда, в котором сохранено великое богатство римской литургической традиции. Я молюсь о вас. Вы моли́тесь обо мне.

ФРАНЦИСК

__________________

[1] Ср. II ВАТИКАНСКИЙ ВСЕЛЕНСКИЙ СОБОР, Догматическая конституция о Церкви “Lumen Gentium”, 21 ноября 1964 г., 23: AAS 57 (1965) 27.

[2] Ср. КОНГРЕГАЦИЯ БОГОСЛУЖЕНИЯ, Послание к председателям Епископских Конференция “Quattuor abhinc annos”, 3 октября 1984 г.: AAS 76 (1984) 1088-1089.

[3] ИОАНН ПАВЕЛ II, Апостольское послание, данное по собственному почину, “Ecclesia Dei”, 2 июля 1988 г.: AAS 80 (1998) 1495-1498.

[4] БЕНЕДИКТ XVI, Послание епископам Католической Церкви римского обряда, 7 июля 2007 г.: AAS 99 (2007) 796.

[5] БЕНЕДИКТ XVI, Послание епископам Католической Церкви римского обряда, 7 июля 2007 г.: AAS 99 (2007) 796.

[6] БЕНЕДИКТ XVI, Послание епископам Католической Церкви римского обряда, 7 июля 2007 г.: AAS 99 (2007) 797.

[7] БЕНЕДИКТ XVI, Апостольское послание, данное по собственному почину, “Summorum Pontificum”, 7 июля 2007 г.: AAS 99 (2007) 779.

[8] БЕНЕДИКТ XVI, Апостольское послание, данное по собственному почину, “Summorum Pontificum”, 7 июля 2007 г.: AAS 99 (2007) 779.

[9] БЕНЕДИКТ XVI, Послание епископам Католической Церкви римского обряда, 7 июля 2007 г.: AAS 99 (2007) 796.

[10] БЕНЕДИКТ XVI, Послание епископам Католической Церкви римского обряда, 7 июля 2007 г.: AAS 99 (2007) 797.

[11] БЕНЕДИКТ XVI, Послание епископам Католической Церкви римского обряда, 7 июля 2007 г.: AAS 99 (2007) 798.

[12] БЕНЕДИКТ XVI, Послание епископам Католической Церкви римского обряда, 7 июля 2007 г.: AAS 99 (2007) 797-798.

[13] БЕНЕДИКТ XVI, Послание епископам Католической Церкви римского обряда, 7 июля 2007 г.: AAS 99 (2007) 796.

[14] Ср. II ВАТИКАНСКИЙ ВСЕЛЕНСКИЙ СОБОР, Догматическая конституция о Церкви “Lumen Gentium”, 21 ноября 1964 г., 23: AAS 57 (1965) 27.

[15] Ср. ACTA ET DOCUMENTA CONCILIO OECUMENICO VATICANO II APPARANDO, Series I, Volumen II, 1960.

[16] Пий XII, Энциклика “Mediator Dei et hominum”, 20 ноября 1947 г.: AAS 39 (1949) 521-595.

[17] Ср. II ВАТИКАНСКИЙ ВСЕЛЕНСКИЙ СОБОР, Конституция о священной Литургии “Sacrosanctum Concilium”, 4 декабря 1963 г., 1, 14: AAS 56 (1964) 97, 104.

[18] Ср. II ВАТИКАНСКИЙ ВСЕЛЕНСКИЙ СОБОР, Конституция о священной Литургии “Sacrosanctum Concilium”, 4 декабря 1963 г., 3: AAS 56 (1964) 98.

[19] Ср. II ВАТИКАНСКИЙ ВСЕЛЕНСКИЙ СОБОР, Конституция о священной Литургии “Sacrosanctum Concilium”, 4 декабря 1963 г., 4: AAS 56 (1964) 98.

[20] MISSALE ROMANUM ex decreto Sacrosancti Oecumenici Concilii Vaticani II instauratum auctoritate Pauli PP. VI promulgatum, editio typica, 1970.

[21] MISSALE ROMANUM ex decreto Sacrosancti Oecumenici Concilii Vaticani II instauratum auctoritate Pauli PP. VI promulgatum Ioannis Pauli PP. II cura recognitum, editio typica altera, 1975; editio typica tertia, 2002; (reimpressio emendata, 2008).

[22] Ср. II ВАТИКАНСКИЙ ВСЕЛЕНСКИЙ СОБОР, Конституция о священной Литургии “Sacrosanctum Concilium”, 4 декабря 1963 г., 3: AAS 56 (1964) 98.

[23] 1 Кор 1,12-13.

[24] Ср. II ВАТИКАНСКИЙ ВСЕЛЕНСКИЙ СОБОР, Конституция о священной Литургии “Sacrosanctum Concilium”, 4 декабря 1963 г., 26: AAS 56 (1964) 107.

[25] Ср. II ВАТИКАНСКИЙ ВСЕЛЕНСКИЙ СОБОР, Догматическая конституция о Церкви “Lumen Gentium”, 21 ноября 1964 г., 14: AAS 57 (1965) 19.

[26] Ср. II ВАТИКАНСКИЙ ВСЕЛЕНСКИЙ СОБОР, Конституция о священной Литургии “Sacrosanctum Concilium”, 4 декабря 1963 г., 26: AAS 56 (1964) 100.

[27] Ср. II ВАТИКАНСКИЙ ВСЕЛЕНСКИЙ СОБОР, Догматическая конституция о Церкви “Lumen Gentium”, 21 ноября 1964 г., 23: AAS 57 (1965) 27.

[28] Ср. II ВАТИКАНСКИЙ ВСЕЛЕНСКИЙ СОБОР, Конституция о священной Литургии “Sacrosanctum Concilium”, 4 декабря 1963, 48: AAS 56 (1964) 113.

[29] ПАВЕЛ VI, Апостольская конституция Missale Romanum (3 апреля 1969 г.), AAS 61 (1969) 222.

[30] Ср. II ВАТИКАНСКИЙ ВСЕЛЕНСКИЙ СОБОР, Догматическая конституция о Церкви “Lumen Gentium”, 21 ноября 1964 г., 13: AAS 57 (1965) 18.

 

Читайте также:

Новое и старое, а не народные языки и латынь – суть решения Папы

Число католиков в мире возросло до 1 миллиарда 345 миллионов

Католический храм в Смоленске: история борьбы за право на молитву

Католики, мусульмане и протестанты обсудили нехватку храмов

Католики Москвы встретили Пасху – Светлое Христово Воскресение

Пальмовое (Вербное) воскресенье встретили московские католики

Фоторепортаж: Католики Москвы отметили Пепельную среду

 

FacebookMessengerTwitterVKWhatsAppViberTelegram

Похожие новости