Глава ИППО Степашин – о выступлении Путина на коллегии ФСБ

Глава ИППО Степашин - о выступлении Путина на коллегии ФСБ

Глава ИППО Степашин – о выступлении Путина на коллегии ФСБ: мы научились бороться с терроризмом. Идет очень серьезная работа, не только оперативная, но и профилактическая, не только по уничтожению террористов, но и недопущению терактов (что очень важно).

Интервью «КП» приводит сайт Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО).

В среду, 24 февраля 2021, Президент России выступил на заседании коллегии Федеральной службы безопасности (ФСБ) России. Я связался по телефону с известным политиком, который с 3 марта 1994-го по 30 июня 1995-го был директором Федеральной службы контрразведки (c апреля 1995-го – Федеральной службы безопасности) РФ.

– Сергей Вадимович, на одной из коллегий ФСБ Владимир Владимирович произнес такую фразу: «Бывших чекистов не бывает». И вы чекист, и Путин чекист, так как тоже возглавлял ФСБ. Президент провел там очень интересную коллегию, очень открытую.

– Ну, я на этой коллегии не был, хотя, конечно, полностью послушал доклад президента.

– У меня возник такой вопрос. Почему она – эта коллегия – такая открытая, то есть полностью дали выступление президента? Чтобы мы убедились в том, что – защищены?

– На тех коллегиях, где я присутствовал, обычно как было? Да, небольшое вступительное слово президента, а затем уже – закрытое обсуждение. Здесь, в общем-то, Владимир Путин не просто выступил с приветствием, что называется, а – с большим докладом. И – как бывший директор ФСБ. А, в первую очередь, как президент и Верховный главнокомандующий.

Я вижу тут две причины. Первая – это то, что, действительно, нападки на страну – достаточно серьезные. Президент правильно сказал, есть попытка вмешаться и в нашу жизнь, и в экономику (с этими санкциями), и, как мы сейчас видим, и в политику, и в наше законодательство и так далее. Поэтому, нужно было публично (что было сделано, с моей точки зрения, правильно) ответить на все эти вызовы.

Второе. Президент показал, что у него секретов нет. Они, конечно, есть – в тех сферах, которые являются гостайной. Но в этом вопросе (речь о защите государства. – А.Г.) у него секретов нет, он открыто продемонстрировал свою позицию.

А площадка, которая была для этого выбрана, – абсолютно правильная: Федеральная служба безопасности, которая и отвечает как раз за безопасность нашей страны – по закону и по Конституции.

– Такая фраза прозвучала, что в 2020-м предотвращено 72 преступления террористической направленности, на четверть больше, чем годом ранее. Я помню, вы с терроризмом боролись не только на посту руководителя Лубянки, директора ФСБ, ФСК, МВД, как премьер-министр. Чем объяснить такую статистику?

– Хороший вопрос. Если раньше было очень много тревоги у нашей страны… Давай вспомним, начало 90-х, середина 90-х, 2000-е годы, когда шла война, по сути дела, на Северном Кавказе. Тогда тема терактов, тема терроризма была чрезвычайно тревожной и обсуждаемой (и реально тревожной для страны). Сегодня мы этой тревоги, честно говоря, не чувствуем (большинство наших граждан). По одной простой причине. Что идет очень серьезная работа, не только оперативная, но и профилактическая, не только по уничтожению террористов, но и недопущению терактов (что очень важно, кстати).

Я это отмечаю как серьезное улучшение качества работы и ФСБ, и антитеррористического центра.

Мы научились бороться с террористами. Я считаю, что сегодня наша Служба безопасности одна из лучших в этой части. Это признают, кстати, все, в том числе и наши зарубежные партнеры.

Владимир Путин во время выступления на коллегии ФСБ.

Владимир Путин во время выступления на коллегии ФСБ.

Фото: REUTERS

– Кроме темы терроризма, прозвучала такая тема. Путин сказал: «Нас пытаются сковать экономически, иными санкциями, блокируют крупные международные проекты, в которых заинтересованы, кстати говоря, не только мы, но и наши партнеры…»

– Ну, да. В первую очередь, это «Северный поток», конечно.

– Да. Стараются некоторые его притормозить. Путин заявил: «Хочу повторить, подобная линия в отношении России абсолютно бесперспективна». Он не сказал, что имеет в виду, но мы-то с вами догадываемся.

– Ну, мы догадываемся по двум причинам.

Во-первых, мы тоже можем ответить – это раз. Кто больше понес убытков от введения торговых санкций – мы или Европа, бабушка надвое сказала.

У нас активная Юго-Восточная Азия, наш партнер.

Ну, и сельское хозяйство нам помогли очень серьезно укрепить за счет этих санкций, если откровенно говорить.

А во-вторых, бесперспективна, потому что сегодня экономика страны, сама страна в хорошем состоянии… Во многих отраслях работают достаточно эффективно и самостоятельно. Нас жизнь этому учит и заставляет так действовать. Кстати, это не первое испытание для России, как для царской, так и для советской, так и для нынешней.

– Мы уже писали в «Комсомольской правде», что Сергей Степашин уже 7 лет возглавляет Наблюдательный совет Фонда ЖКХ.

– Да, это так.

– Скажите, практика работы в спецслужбе вам сейчас помогает – и с ветхим жильем бороться, и здешних «шпионов» вылавливать, которые прячут статистику? Как вам с Константином Цициным, гендиректором Фонда ЖКХ, все это удается?

– Ну, на самом деле, конечно, помогает – и опыт работы в ФСБ, и МВД, кстати. (Степашин был министром внутренних дел. – А.Г.) Потому что мы достаточно серьезно анализируем использование бюджетных средств. Большие же деньги тратятся. Только на эту программу – почти 500 миллиардов рублей запланировано, на новую, по переселению из аварийного жилья.

Удается, действительно, схватить за руку очень часто. И сегодня все меньше и меньше нареканий по качеству жилья, которое строится для «аварийщиков». Это первое.

Второе. Ну, что ж, это судьба такая. Сейчас много споров идет о Дзержинском. Напомню, что, кроме всего прочего, он возглавлял железные дороги, Высший Совет Народного Хозяйства и боролся с беспризорностью. Так что, одно другому не мешает.

– «Следующее важнейшее направление, – сказал Путин, – это противодействие экстремизму. Две линии эти тесно связаны. Пресечение любых попыток извне узурпировать право народа России определять свое будущее должно тоже находиться в поле вашего внимания». То есть – он сказал – «вашего», обращаясь к россиянам?

– Я думаю, что раз он говорил все-таки на коллегии ФСБ, это одна из задач Федеральной службы безопасности (любой страны мира, кстати).

А что касается обращения к россиянам, это просто людям говорят: друзья мои, надо думать своей головой, а не только головой тех, кто иногда нам вещает (причем, понятно, с чьей подачи).

– Когда вы возглавили ФСК, впервые стали нам рассказывать, сколько шпионов ловите, агентов и так далее. У Путина прозвучала фраза: «Эффективно и четко действовали в прошлом году органы контрразведки. В результате пресечена деятельность 72 кадровых сотрудников и 423 агентов иностранных спецслужб». По-моему, много. Всех выловили или еще бегают?

– Ну, я не думаю, что всех. Но это серьезные цифры, я согласен.

Это очень серьезные цифры. Мне есть, с чем сравнивать. Это еще раз к вопросу об эффективности работы нашей контрразведки.

– Серьезные – в каком смысле? Что наши контрразведчики стали быстрее бегать и их – шпионов – ловить?

– Ну, бегать надо на футбольном поле и в легкой атлетике. Головой думать – это да, здесь – оперативная составляющая, агентура, техническое обеспечение. Мне есть, с чем сравнивать – в каком состоянии мы были в начале 90-х, особенно после развала Союза, и сегодня – день и ночь, чего там говорить.

– То есть кадровый состав у нас, качество, количество…

– Все повысилось – и качество, и техническое обеспечение. А самое главное, доверие к службе и со стороны руководства, и со стороны большей части населения.

В мою бытность директором нас только переименовывали 6 раз. Какое там доверие? Ты забыл, Саш, наверное.

– Почему, помню.

– Слава Богу, хоть удалось костяк людей сохранить. А то ведь совсем могли уничтожить службу, откровенно говоря.

– «В целом возрастает значение, ответственность вашей работы, – сказал президент, – по обеспечению экономической безопасности России. В прошлом году пресечена деятельность 87 преступных группировок». Это как понять? Они действовали у нас, что ли, эти преступные группировки?

– У нас. Но это лучше спросить соответствующие службы. Я в эту тему не погружен. Я просто могу представить, о чем ведется речь на самом деле.

– И ещё про кибербезопасность Путин говорил.

– Ну, да, – это новое явление, когда широко развивается интернет, электронное правительство теперь, электронный обмен мнениями. Забраться – туда, куда не следует – все проще и проще, поэтому, конечно, это новое направление. Насколько я знаю, оно создано и действует и в ФСБ, и в Министерстве внутренних дел. Это новое явление. Кстати, оно касается не только нашей страны, но и всего мира.

Здесь вторая сторона медали. Нас все время обвиняют, что мы на кого-то нападаем…

Поэтому здесь, конечно, очень важно взаимодействие с нашими западными, иностранными коллегами. Это то, к чему призывает наш президент, между прочим.

– А вы же тогда как раз налаживали эти контакты, когда были на Лубянке…

– Налаживали. Сюда ко мне и директор ФБР приезжал, и ЦРУ, и БНД, мы работали вместе. Я знаю, и сейчас контакты есть… Я помню, даже Николай Патрушев выезжал в свое время в США.

– Сергей Вадимович, спасибо, вы так нам все это расшифровали. А мы секреты никакие здесь не выдали?

– Нет. Так что все в порядке, можешь публиковать, не переживай.

– Или президент специально такую уникальную открытость продемонстрировал.

– Это правильно выбранное время, совершенно верно даже с точки зрения тактики действий высшего руководителя нашей страны.

– Спасибо вам огромное, товарищ генерал-полковник.

 

Читайте также:

ФСБ предотвратила теракт в Башкирии, задержала последователя радикального ислама

ФСБ пресекла планы «Исламского государства»* по терактам в Москве

В Махачкале предотвратили теракт “Исламского государства”*

Посаженный за взрыв десятков человек в “Домодедово” террорист разговорился

 

FacebookFacebook MessengerTwitterVKWhatsAppViberTelegram

Похожие новости