Репрессии в Саудовской Аравии и Египте — конфликт с повесткой Байдена

Репрессивные меры в Саудовской Аравии и Египте сигнализируют о конфликте с повесткой Байдена

Надвигающийся сдвиг ценностей по мере смены президента США — от восхищения авторитарными властями до изменения приоритета прав человека — еще не нашел отражения в поведении двух традиционных арабских союзников, отмечает специальный корреспондент The Christian Science Monitor Тейлор Лак из Аммана, Иордания.

В связи с тем, что приходящая администрация США обещает радикальные изменения в политике на Ближнем Востоке, ставя во главу угла права человека, наблюдатели и даже американские дипломаты стали ожидать, что арабские союзники Америки изменятся, чтобы предотвратить столкновение с Вашингтоном.

Однако жестов доброй воли из Саудовской Аравии и Египта не последовало. Вместо этого Эр-Рияд и Каир удваивают свои внутренние репрессии, возможно, делая ставку на то, что общие интересы безопасности будут преобладать при любой оценке Вашингтоном своей политики в регионе.

Имея своим самым большим союзником президента Дональда Трампа, покидающего Белый дом, Каир и Эр-Рияд усиливают аресты правозащитников и политических диссидентов. Это сигнал администрации Байдена о том, что ей предстоит нелегкий торг и курс на столкновение с арабскими союзниками, которые привыкли к безоговорочной поддержке.

Арест активистов Египтом «является неявным сигналом режима международному сообществу, особенно администрации Байдена, что «у нас есть заложники в Египте, о которых вы заботитесь, поэтому вы должны помнить, что, хотя мы можем освободить некоторых, мы все еще можем арестовывать других», — говорит Ахмед Мефре, египетский юрист по правам человека и директор Женевского комитета правосудия (CFJ), в интервью по электронной почте.

Благодаря победе избранного президента Джо Байдена и усилению внимания к ситуации с соблюдением прав человека в Саудовской Аравии многие считали, что Эр-Рияд удачно решил использовать саммит G-20 в ноябре в качестве повода для освобождения заключенных в тюрьму женщин-активисток.

Этот жест, который не будет стоить никаких политических затрат наследному принцу Мухаммеду бен Салману, поможет наладить отношения в Вашингтоне и в европейских столицах, где саудовская королева стала персоной нон грата.

Луджайн аль-Хатлуль / AP 
Это изображение, сделанное из видео, выпущенного Луджайн аль-Хатлуль, показывает, как она ехала в сторону границы Саудовской Аравии с Объединенными Арабскими Эмиратами до ее ареста 1 декабря 2014 года в Саудовской Аравии.

 

Вместо этого Саудовская Аравия направила женщин-активисток в суд по борьбе с терроризмом и добавила «общение с иностранными державами» и передачу «секретной информации» к обвинениям, предъявленным активисту голодовки Луджайн аль-Хатлуль.

В интервью министр иностранных дел Саудовской Аравии Фейсал бин Фурхан сказал, что «мы не смотрим на международное давление по этим… внутренним вопросам нашей национальной безопасности».

Египетские аресты

Точно так же поступали смешанные сигналы из Египта, авторитарного президента которого Абдель Фаттаха ас-Сиси, как известно, Трамп называл «моим любимым диктатором».

Эндрю Харник / AP 
Президент Дональд Трамп приветствует президента Египта Абдель Фаттаха ас-Сиси по прибытии в Белый дом 3 апреля 2017 года в Вашингтоне.

Освобождение Каиром 600 политических заключенных в ноябре и последующий прием на работу вашингтонской лоббистской фирмы, возглавляемой бывшим руководителем штаба Нэнси Пелоси, породили надежды на то, что Египет был готов ослабить свою автократическую хватку и заново создать себя, чтобы поддерживать хорошие отношения с Белым домом.

Эти надежды были разбиты, когда Египет арестовал членов Египетской инициативы по правам человека (EIPR), одной из последних оставшихся правозащитных организаций в стране, через несколько дней после встречи организации с западными дипломатами.

Аресты побудили кандидата на пост госсекретаря Энтони Блинкена выразить в Twitter «озабоченность по поводу арестов в Египте», подчеркнув, что «встреча с иностранными дипломатами не является преступлением. Как и мирная защита прав человека».

Хотя сотрудники EIPR были освобождены из тюрьмы несколько недель спустя на фоне беспрецедентного международного давления и кампаний в западных СМИ, организация и ее сотрудники по-прежнему сталкиваются с судебными исками, а ее активы заморожены.

«Со времени выборов в США режим подавал смешанные сигналы», — говорит Тимоти Калдас, научный сотрудник беспартийного вашингтонского Института ближневосточной политики Тахрир, отмечая, что Каир все еще пытается определить, как лучше всего отреагировать на уход г-на Трампа.

«Возможно, существует внутренняя напряженность в отношении того, как вести себя, и эта напряженность распространяется на то, как бороться с последними оставшимися в Египте источниками инакомыслия», — говорит он. «Тестирование решимости новой администрации было плохим началом».

Наблюдатели за соблюдением прав человека говорят, что Каир, вероятно, активизирует заключение активистов гражданского общества в тюрьмы, чтобы получить дополнительные козыри в переговорах с новой администрацией Байдена.

Они говорят, что удерживая видных активистов, на которых опирается международное сообщество, Каир может предложить освободить их, когда они столкнутся с давлением со стороны Запада, и избежать проведения правовых и политических реформ, которые открыли бы гражданское общество и политическую жизнь.

Саудовцы сидят на корточках

Между тем Саудовская Аравия не проявила особого желания наладить хорошие отношения с администрацией Байдена или с какой-либо партией в Конгрессе теперь, когда их покровитель покидает свой пост.

«Саудовцы с опозданием осознают, что у них есть проблема и что грядут гораздо более трудные времена»,

— говорит Брюс Ридель, старший научный сотрудник Института Брукингса и эксперт по американо-саудовским отношениям. Эр-Рияд сделал большую ставку на то, что г-н Трамп все еще может одержать победу на выборах.

«Саудовский ответ не звучит так:« Как нам изменить наш профиль, чтобы приспособиться к Байдену?» Но скорее: «Как нам засесть в бункере и выстоять?» 

Хосе Луис Магана / AP 
Демонстранты протестуют против президента Египта Абдель Фаттаха ас-Сиси возле Белого дома во время встречи президента Дональда Трампа с президентом Сиси в Вашингтоне, 9 апреля 2019 года.

 

Отказ Саудовской Аравии принять избранного президента Байдена, который поклялся рассматривать ее как «изгоя», проистекает из убеждения, что разрыв между основными игроками и учреждениями в Вашингтоне и Эр-Рияде настолько глубок, что изменение политики в области прав человека не приведет к улучшить отношения.

«Это связано с тем, что настоящая проблема между США и Саудовской Аравией заключается не в различиях в политике, хотя есть различия в политике», — говорит г-н Ридель. «Настоящая проблема — это наследный принц. Он это знает, и у этой фундаментальной проблемы очень мало пространства для решения».

Убийство журналиста Джамаля Хашогги, дерзкие нападения на соперников в Саудовской Аравии и за рубежом и война в Йемене, ставшая крупнейшей гуманитарной катастрофой в мире, стоили наследному принцу в обеих партиях США.

Также наносит ущерб связям очевидное намерение Эр-Рияда ускорить судебное преследование задержанного бывшего наследного принца и министра внутренних дел Мухаммеда бин Найефа, соперника Мухаммеда бен Салмана и босса по борьбе с терроризмом, который был ключевым союзником в борьбе Америки с Аль-Каидой*.

Принц Мухаммед [бин Найеф] пользуется большим уважением в разведке США, службах национальной безопасности и Конгрессе. Вашингтон обеспокоен ухудшением здоровья принца, который тесно сотрудничал с тогдашним вице-президентом Байденом во время администрации Обамы.

Что может быть предвестием более враждебной саудовской риторики в отношении Белого дома Байдена: просаудовские боты в Twitter продолжают обвинять принца Мухаммеда [бин Найефа] в заговоре, поддерживаемом демократами и «глубинным государством» с целью свержения правящей семьи.

Давление со стороны Байдена?

Остается вопрос, насколько администрация Байдена готова подтолкнуть лидеров обеих стран.

Усиливая репрессии, правительства Египта и Саудовской Аравии ставят на то, что г-н Байден, как и президент Барак Обама до него, будет неохотно заходить слишком далеко в области прав человека, особенно в то время, когда США сталкиваются с кризисом дома и пытаются восстановить союзы и многосторонность за рубежом.

«Риторика избранной администрации Байдена, безусловно, гораздо более решительна в отношении прав человека, чем администрации Трампа», — сообщает по электронной почте Х.А.Хеллер, старший научный сотрудник Фонда Карнеги за международный мир. «Но это не значит, что политика администрации будет совсем другой или что Каиру и Эр-Рияду будет намного сложнее маневрировать».

 Исторически сложилось так, что права человека практически не учитывались в совместных отношениях, построенных вокруг общих интересов региональной стабильности, безопасности, борьбы с терроризмом, торговли и продажи оружия.

«Египет полагает, что тот факт, что на помощь США не влияет проблема прав, свидетельствует о том, что она не является приоритетом для США», — говорит г-н Калдас из Института Тахрир. «Они думают, что это проблема имиджа, а не политическая проблема, потому что поведение американцев приводит к такому выводу».

Аналитики считают, что репрессии также подпитываются переоценкой в ​​Египте и Саудовской Аравии их стратегического значения для Америки в 2021 году. Союзы с этими двумя странами были укреплены во время холодной войны, когда доступ к нефти, безопасность Израиля и противодействие советскому влиянию были приоритетами американской политики на Ближнем Востоке, большинство из которых сейчас неопасны или спорны.

Наблюдатели и дипломаты говорят, что администрация Байдена поддерживает такие рычаги воздействия, как ежегодная помощь США Египту в размере 1,3 миллиарда долларов, продажа оружия Саудовской Аравии, а также запчасти и экспертные знания, необходимые для обслуживания саудовских систем обороны и военно-воздушных сил американского производства.

В то время как Египет более открыт для обсуждения темы прав человека в рамках более широких переговоров по его отношениям с США, для Саудовской Аравии это остается «закрытой темой», говорят инсайдеры из Персидского залива.

Один из источников размышлений Эр-Рияда из Персидского залива говорит:

«Администрация приходит и уходит, но королевская семья остается; Америка свернет первой».

 

* Террористическая организация, запрещённая в РФ.

См. также:

Запретить ваххабизм. Взгляд из Дагестана

Антон Игнатенко: США не меняют отношения к свободе религии в России

Трамп уходит с шумом. Готовятся ли США к удару по Ирану

Асаиб Ахль аль-Хак бросает вызов Ирану и атакует США в Ираке

 

FacebookMessengerTwitterVKWhatsAppViberTelegram