Новигод: признание карантином. Юрий Каннер, президент РЕК

Юрий Каннер

В воскресенье вечером в Израиле объявлен новый карантин – третий за время пандемии. Многие израильтяне им недовольны, да и понятно – кому понравятся очередные ограничения! Но есть один положительный момент: этот карантин – косвенное признание того, что Новый год стал в Израиле настоящим массовым праздником.

Все прежние карантины тоже были «праздничными». И это не совпадение. Хотя основаниями для введения строгих мер всегда являлись медицинские показания, а не календарные, приближающиеся праздники тоже имелись в виду. Чтобы предупредить взрывной рост заболеваний на фоне уже имеющегося повышения, карантин объявляли в канун больших праздников, когда возникают большие скопления людей, создающие повышенную опасность заражений.

Так, первый карантин ввели перед Песахом – главным еврейским праздником, встречая который принято собираться на долгое застолье всей большой семьей и приглашать гостей. Второй устроили перед еврейским Новым годом – Рош а-Шана, с которого начинается череда «осенних праздников» продолжительностью почти месяц.

Нынешняя волна роста заражений была зафиксирована в начале декабря, и уже шли разговоры о неизбежности карантина на Хануку, которая начиналась вечером 11 декабря и длилась восемь дней. Но тогда обошлось. Не ввели карантин и перед Рождеством, которое отмечается на Святой земле обычно с размахом, и, хотя на этот раз нет наплыва паломников и туристов, есть много местных христиан, в том числе израильских арабов. А в самый канун Нового года – пожалуйста, карантин!

Традицию шумного и широкого отмечания Нового года привезли в Израиль выходцы из бывшего СССР. Когда в результате массовой волны репатриации в начале 1990-х их стало особенно много, эта традиция стала заметна всем, и была воспринята неоднозначно. Сначала – с недоумением, затем – с подозрением, а то и осуждением.

 

 

«Русские» израильтяне потратили много времени и сил, бурных дискуссий и демаршей, чтобы растолковать своим новым согражданам, что они празднуют в ночь с 31 декабря на 1 января, и почему так держатся за эту традицию. Израильтяне в массе своей никак не могли понять, что это не религиозный праздник – не Рождество, не день святого Сильвестра, как они долго и упорно называли этот праздник. И вообще терялись, когда им пытались объяснить, что такое Старый Новый год.

Но в конце концов тяга израильтян к поиску новых поводов для веселья, тусовки, кутежей и трат на подарки, победила. Появились не только новогодние елки на площадях и в торговых центрах, но и новогодние базары. Примерно с конца 90-х – начала 2000-х на 31 декабря оказывались забиты не только «русские» рестораны и залы торжеств, но вообще все, а новогодняя ночь превратилась в нон-стоп фестиваль не только для «русской» молодежи. Политики в предвыборный период снимали ролики с приготовлением салата «оливье», заучивали фразу «С Новым годом!» по-русски. И даже упрямые теле— и радиоведущие перестали называть этот праздник Сильвестром, и ввели в обиход другое название – Новигод.

Русская традиция укоренилась на Святой земле, а теперь неожиданным образом и получила такое признание массовости праздника, как приуроченный к нему карантин. Не было бы счастья, как говорится…

Блог Юрия Каннера на «Эхе Москвы»

Фото: Юрий Каннер, Facebook

См. также:

Раввин Гольдшмидт: русскоязычные евреи хотят праздновать Новый год

Еврейская община в Европе не одобряет встречу Нового года

Леонид Севастьянов: Новый год – отмечать ли староверам? | Видео

Буддийский Новый год станет официальным выходным в Забайкалье

Выбор РИА Новости: главные события 2020 года в сфере религии

FacebookMessengerTwitterVKWhatsAppViberTelegram