Предсказания о приходе Махди как материал для понимания содержания и целей исламских религиозно-политических движений (от XIV к XXI веку) 

Александр Игнатенко

В постоянном обороте у мусульман (как суннитов, так и шиитов) в течение всей истории ислама остаются предсказания о приходе «в конце времени» Махди – «Ведомого [Аллахом]» (он же «Халиф Аллаха»), провозвестника очень скорого приближения Судного дня.


Едва ли не любой исторический момент, при определенном умонастроении современников, может быть принят за «конец времени». И приход Махди для верящих в эти предсказания либо уже состоялся в каком-то месте, либо вот-вот произойдет. Так, основатель династии фатимидов (правила в 909-1171 годах) Убейдаллах объявил себя Махди. Ибн-Тумарт, основатель движения и династии альмохадов (1121-1269) также выступал как Махди. В двух последних десятилетиях XIX века Судан стал свидетелем крупного религиозно-политического движения, которым руководил еще один Махди — Мухаммад Ибн-Абдаллах (1844-1885). В ноябре 1979 г. в Мекке была предпринята попытка претворить в жизнь во всех подробностях «сценарий», изложенный сразу в нескольких хадисах о Махди. «Группа Джухаймана», состоящая из фанатичных «ихванов», избрала для своей акции конец XIV века хиджры (пришелся на ноябрь 1979 года), и захватила с использованием оружия главную мечеть исламского мира Аль-Масджид аль-Харам и заставила присутствовавших в Мекке паломников принести клятву верности Махди — юноше-аравийцу по имени Мухамммад Ибн-Абдаллах, причем сделать это предлагалось на том месте, которое указано в одном из хадисов о приходе Махди — между Черным камнем и следом ноги библейского Авраама (Ибрахима). Совсем недавно в Ираке шииты под руководством Муктады ас-Садра воевали против американцев и суннитов в рядах «Армии Махди».


В настоящее время у аль-каидовцев – бойцов «глобального джихада» популярностью пользуется хадис-предсказание: «Коли увидите, что черные знамена вышли со стороны Хорасана[1], то присоединяйтесь к ним, пусть даже двигаясь ползком по снегу. Ведь под ними идет Халиф Аллаха, Махди». В аль-каидовской пропаганде выпячивается тот факт, что знамя «Аль-Каиды» — черное и создана она была на афганской территории, которая частично входит в Хорасан[2], из чего для многих «моджахедов» прямо следует, что под «Халифом Аллаха» подразумевается создатель и руководитель «Аль-Каиды» Усама бен Ладен, приход которого, получается так, предсказан еще пророком Мухаммадом.


Случаются и курьезы. В Джидде (Саудовская Аравия) летом 2009 года объявился гвинеец, который утверждал, что он – Махди, что он побывал на небесах, где встретился в пророком Мухаммадом, который, якобы, сказал, что тому суждено «исправить дела этой (т.е. мусульманской) уммы». Африканца арестовали, судили и приговорили к году тюрьмы и к десяти «сеансам» побития палками по 60 ударов за «сеанс» с перерывами по 10 дней.


Вероятнее всего, значительная часть хадисов о приходе Махди – апокрифы, сочиненные после смерти пророка Мухаммада и даже после каких-то событий, о которых говорится в некоторых хадисах. И эти апокрифические, сочиненные хадисы либо легитимизировали какие-то уже состоявшиеся события как «предсказанные» самим Пророком, либо мобилизовали мусульман на реализацию того или иного «предсказания», являвшегося каким-то, чаще всего политическим, «проектом».


Хадисы — это высказывания пророка Мухаммада, а также сообщения о его действиях, установлениях и т.п. Хадисы передавались сначала изустно и стали систематически собираться и записываться только в аббасидскую эпоху, т.е. спустя век после смерти Мухаммада[3]. Одновременно записывались и высказывания ближайших сподвижников пророка (ас-сахаба). Эти высказывания получили название ривая, т.е. рассказ, повествование. Шиитские религиозно-исторические предания, приписываемые преимущественно Имаму Али Ибн-Аби-Талибу, а также Имамам получили название хабар (мн. ч. ахбар).


Запись и систематизация хадисов, а также превращение их во второй, после Корана, источник законодательства и вероучения мусульман, — все это было вызвано возникновением новых, требовавших решения социально-политических и идейных проблем в исламском Халифате. И оказалось, что за сто лет устная передача породила буквально необозримое количество так называемых мавду‘ат, или сочиненных, апокрифических хадисов, т.е. таких, которые пророк Мухаммад не произносил. Хадисы сочиняли буквально все: представители различных мусульманских сект, так называемые зандики, или «еретики», представители покоренных мусульманами религиозно-этнических группировок, народные рассказчики и даже торговцы. О масштабах сочинительства может дать представление такая цифра. Только зандики сочинили четырнадцать тысяч хадисов[4].


Собиратели и систематизаторы хадисов выработали довольно четкую систему отбора и проверки хадисов, которая заключалась в установлении по-преимуществу честности и хорошей памяти мухаддисов (передатчиков хадисов), включенных в иснад, т.е. в перечисление людей, передававших то или иное высказывание Пророка друг другу из поколения в поколение. Этот систематизаторский труд не может не вызвать уважения — хотя бы из-за своих масштабов. Практическим результатом этих усилий явились сборники истинных, или правильных (сахих) хадисов, среди которых наиболее известны «Сахих» («Правильный») Муслима и «Сахих» аль-Бухари. Примечательно, что ни в «Сахихе» Муслима, ни в «Сахихе» аль-Бухари нет ни одного хадиса, в котором упоминался бы Махди, и это могло бы быть достаточным доводом апокрифичности хадисов, в которых о Махди идет речь.


Однако вымышленные хадисы не убирались из оборота. В их достоверность верили какие-то группы мусульман, и в этих группах данные хадисы функционировали как достоверные[5]. При том, что научная критика (либо в рамках светского исламоведения, либо в рамках религиозного хадисоведения) может установить и доказать апокрифичность каких-то хадисов, они воспринимаются мусульманами как достоверные, т.е. исходящие от пророка Мухаммада как посланника Аллаха. И в качестве таковых они функционируют либо как божественная легитимизация сложившегося положения вещей, либо как религиозные предсказания-«проекты», которые мусульмане обязаны реализовать, т.е. выступают в роли мобилизующей их идеологии и являются своеобразной божественной гарантией победы «отмобилизованных».


Предсказания о приходе Махди в «Пролегоменах» Ибн-Хальдуна


В знаменитых «Пролегоменах» («Мукаддима») средневекового социолога Абд-ар-Рахмана Ибн-Хальдуна (1332-1406) к его «Книге поучительных примеров и дивану сообщений о днях арабов, персов и берберов и их современников, обладавших властью великих размеров» есть глава пятьдесят вторая части третьей, озаглавленная «О деле Фатимида, о том, как относятся к нему люди и о том, как со всего этого снимается покров [тайны]»[6]. Ибн-Хальдун пишет в конце данной главы: «Этим заканчивается то, что дали мухаддисы (собиратели и передатчики хадисов. – А.И.) из сообщений о Махди. Мы собрали их все полностью, приложив к этому максимум наших сил». В другом месте он говорит: «Это — все хадисы о Махди, которые были зафиксированы имамами [хадисоведения]»[7]. Добросовестности Ибн-Хальдуна можно доверять, и, по-видимому, приводимая им подборка хадисов является полной. Но полной на тот период истории – XIV век. А современный собиратель хадисов о Махди обязательно включил бы в подборку «хорасанский» хадис, приведенный выше, а также ряд других, которые есть в обороте в настоящее время. Вполне возможно, что кто-то из будущих востоковедов соберет полный «комплект» хадисов о Махди с указанием на время введения в оборот того или иного хадиса, мы же в основном ограничимся теми, которые собрал Ибн-Хальдун, имея целью продемонстрировать вероятные мотивы сочинителей или передатчиков этих текстов, часть которых, что отнюдь не исключено, восходит к пророку Мухаммаду.


Ниже приводятся только тексты хадисов и хабаров — в той последовательности, в которой они даются у Ибн-Хальдуна. (В целях удобства дальнейшего изложения они нумеруются.) Опускаются источники, из которых взяты хадисы и хабары, иснады (цепочки передатчиков хадисов), сравнение различных точек зрения по поводу степени их достоверности – «правильности» или «слабости», а также суннитская[8] формула величания пророка Мухаммада («да благословит его Аллах и приветствует!») В круглых скобках даются разъяснения к тексту или арабские выражения, в полной точности перевода которых есть сомнения, а также возможные варианты перевода (после слова «или»). В прямых скобках даются уточнения и дополнения, вытекающие из контекста и способствующие лучшему восприятию текста на русском языке. Рассказчик указывается только о тех случаях, если он — не пророк Мухаммад. После текстов дается краткий исторический и филологический комментарий. Всё это даст общее представление о том, что такое апокрифические и, возможно, неапокрифические предсказания пророка Мухаммада о приходе Махди – «Ведомого Аллахом», «Халифа Аллаха».


1.Кто подвергает сомнению истинность [сообщений] о Махди, тот неверный (кяфир), а кто подвергает сомнению истинность [сообщений] об Анти-Мессии (Дадджаль), тот лжет.


2.Если бы дольнему миру остался [один] день, то Бог удлинил бы этот день, чтобы послать мужа от меня или из людей моего дома (ахль байти). Имя у него, как у меня, и отца его зовут так же, как моего отца (т.е. Мухаммад Ибн-Абдаллах. – А.И.).


3.Не кончится дольний мир, пока не будет владыкой арабов муж из моего дома. Имя у него, как у меня.


4.Если бы даже от века (дахр) остался [только один] день, то Бог послал бы мужа из моего дома, который наполнит её (Землю. — А.И.) правдой, как была она наполнена неправедностью.


5.Посмотрел Али на своего сына аль-Хасана и молвил: «Этот мой сын — господин (сайид). Появится муж от плоти его, носящий имя Пророка вашего, подобный ему нравом, отличный от него видом. И наполнит он Землю правдой».


6.Выйдет из-за реки (или: из Мавераннахра[9]) муж, зовущийся Харис (Пахарь). Впереди него [другой] муж, зовущийся Мансур (Вспомогаемый), который окажет поддержку или укрепит семейство (ааль) Мухаммада, как укрепили курейшиты Божьего Посланника. Каждый верующий должен его поддержать (или: ответить [на его призыв]).


7.Махди — из потомков Фатимы.


8.Да, Махди — истина, и он из фатимидов.


9.Будет спор после смерти халифа. Появится среди жителей Медины муж и убежит в Мекку. Придут к нему мекканцы и изберут его [халифом] против его воли между ар-Рукн (Черным камнем. – А.И.) и аль-Макам (местом, где останавливался Ибрахим-Авраам. – А.И.). Пошлют к немy войско из Аш-Шама (Сирии), но погубит он их в пустыне между Меккой и Мединой. Увидев это, переменятся к нему жители Аш-Шама и племена Ирака и они [также] изберут его [своим халифом]. Потом появится муж из курейшитов, дяди которого со стороны матери — [из племени] кальб. Он раздаст людям деньги и будет обращаться с ними по закону (сунна) их Пророка и…[10]  И пребудет он семь (вариант: девять) лет.


10.У Махди чело яснее, чем у меня, прямее нос. Наполнит он Землю справедливостью и правдой, как наполнилась она несправедливостью и неправедностью. Будет царствовать он семь лет.


11.В моей умме — Махди, который выйдет и проживет пять или семь или девять [лет]. Придет к нему человек и скажет: о Махди, дай мне! И насыплет он [человеку] в одежду столько, сколько тот [сможет] унести.


12.В моей умме — Махди. Если взять меньше, то [пребудет он] семь [лет], а нет, так девять. Принесет он моей умме благо, о каком они слыхом не слыхивали. Даст земля [людям] пищу ее и [не нужно будет] ничего [из этой пищи] сохранять. А денег тогда — груды. И встанет человек и скажет: «О Махди, дай мне!» И скажет он: «Бери!»


13.В конце [существования] уммы будет халиф, рассыпающий деньги без счета.


14.Среди ваших халифов — один, рассыпающий деньги.


15.В конце времен будет халиф, наделяющий деньгами без счета.


16.Не настанет час [страшного суда], пока не наполнится Земля неправедностью, несправедливостью и враждой. А потом придет муж из моего дома и наполнит ее справедливостью и правдой, как была она наполнена несправедливостью и враждой.


17.В конце [существования] моей уммы появится Махди, которого Бог оросит дождем. Окажет земля свои растения. И даст он деньги по справедливости. Умножится скот. И возвеличится умма. Проживет он семь или восемь [лет].


18.Наполнится Земля неправедностью и несправедливостью. И появится муж из моих потомков. Будет он править семь или девять [лет] и наполнит Землю справедливостью и правдой, как наполнилась она неправедностью и несправедливостью.


19.Появится муж из моей уммы, говорящий по моей сунне. Низведет Бог с небес на него дождь. Даст земля свою благодать. Наполнится Земля от него справедливостью и правдой, как наполнилась [до того] неправедностью и несправедливостью. Будет он править этой уммой семь лет. Снизойдет же он на Иерусалим (Байт аль-Макдис).


20.Случился бунт хашимитов (бану-Хашим). И когда увидел их Божий Посланник, потекли из глаз его слезы и помрачнел он. И сказал я (один из присутствовавших, некий Абдаллах. – А.И.): «Мы видим в твоем лице нечто, что нас огорчает». И сказал Божий Посланник: «Избрал Бог для нас, ахль аль-байт загробную жизнь, а не дольнюю. Подвергнется мой дом после меня [тяжкому] испытанию, изгнанию и преследованию, пока не придут с той стороны, где встает Солнце (Машрик) люди, [несущие] черные знамена, и спросят, но не будет дано им [ответа]. И станут они воевать, и будет оказана им поддержка и будет дано им то, о чем спрашивали. Но не примут они [такой ответ?] и дадут ее (Землю?) мужу из моего дома. И наполнит он ее справедливостью, как наполнили ее [раньше] неправедностью. И коли услышите вы о них, то придите к ним, даже если бы для этого пришлось пробираться ползком по снегу».


21.Махди — один из нас, ахль аль-байт. Через него Бог улучшит [Землю] (или: установит мир) в [одну] ночь.


22.Али спросил у Божьего Посланника: «Махди — один из нас или из чужих?», И сказал Посланник: «Из нас. Ведь нами Бог запечатывает, как нами открыл. Нами добьются спасения от ширк (многобожия), нами приведет Бог их души (или: сердца) к согласию после открытой вражды, как нами привел к согласию их души (или: сердца) после вражды, [порождавшейся] многобожием». Сказал Али: « [Кто это «oни»?] Правоверные или неверные?» Сказал Посланник: «Смутьян (мафтун) и неверный».


23.Будет смута в конце времен. Будут в ней люди, как [вкрапления] золота в руде. И не поносите вы жителей Аш-Шама (Сирии), а поносите их злые (деяния), ибо в них перемена, [предвещающая], что скоро послан будет с небес на жителей Аш-Шама дождь, который их разобщит.  И если бы [после этого] даже лисы напали на них, то их бы одолели. Тогда появится выходец из моего дома с тремя знаменами. [Он] — умножающий. Говорит им: [станьте] пятнадцатью тысячами, [Он] — уменьшающий [число]. Говорит: [станьте] двенадцатью тысячами. А слово их — амут, амут (сгинь-пропади). Развернут они семь знамен, а под каждым знаменем – муж, требующий царство. Но всех их бог убьет. И вернет он (выходец из Дома пророка. – А.И.) мусульманам их дружбу, их благо, их дальние [земли], их [единое] мнение.


24.Рассказывает Мухаммад Ибн-аль-Ханафийя (один из сыновей Али Ибн-Аби-Талиба. — А.И.): Были мы у Али, и спросил его один человек о Махди. И сказал он: «Увы!» Потом накрутил на руку четки и сказал: «Этот (по-видимому, подразумевается Махди. – А.И.) явится в конце времен. Если скажет человек, [обращаясь к нему]: “Аллах, Аллах”, то будет убит. Соберет ему Аллах людей, подобных облакам. Сдружит бог их сердца. Не станут они ни по ком скучать и никому из тех, кто пришел к ним, не возрадуются. Их готовность [к битве], как у участников битвы при Бадре. Не было [подобных им] среди древних, и не достигнут их другие. Числом они — как соратники Талута, которые перешли с ним реку». …И сказал Абу-т-Туфейль (мухаддис, передавший рассказ Ибн-аль-Ханафийи): «Сказал Ибн-аль-Ханафийя: “Хочешь ли ты это (т.е. четки. – А.И.)?”. Я сказал; «Да”. И он (Ибн-аль-Ханафийя) сказал: “Появится он меж этих двух [деревянных} четок”. Я сказал: “Конечно. И, клянусь Богом, не оставлю я их до смерти”». 


25.Мы, потомки Абд-аль-Мутталиба, господа пребывающих в Раю – я (т.е. пророк Мухаммад. – А.И.),  Хамза [Ибн-Абд-аль-Мутталиб], Али [Ибн-Аби-Талиб], Джа‘фар [Ибн-Аби-Талиб], аль-Хасан, аль-Хусейн, аль-Махди.


26. Слова Ибн-аль-Аббаса (по-видимому под ним подразумевается двоюродный брат пророка Мухаммеда, сын дяди пророка Аббаса Ибн-Абд-аль-Мутталиба. – А.И.): Из нас, ахль аль-байт — четверо. Из нас — ас-Саффах (Кровавый, Проливающий кровь), из нас — аль-Мунзир (Предупреждающий), [далее пропуск в тексте источника, должно быть: из нас — аль-Мансур (Вспомогаемый [Аллахом])], из нас — аль-Махди. Ас-Саффах, возможно, [называется так] потому, что уничтожил своих соратников и простил своего врага, что касается аль-Мунзира, вижу его, сказал, то он во множестве будет раздавать деньги, не будет горд собой (или: не будет гордецом) и удержит немногое из своего права. Что касается аль-Мансура, то ему будет оказана помощь [от Аллаха] над его врагом — половина той, какая дана была Божьему Посланнику, когда бежал от него враг на расстояние двухмесячного перехода, а от аль-Мансура враг убежит на расстояние месячного перехода. Что касается аль-Махди, который наполнит Землю правдой, как была она наполнена неправедностью, и станут безопасными дикие звери, и выбросит Земля сокровища недр своих»[11]. [Далее рассказчик спрашивает Ибн-аль-Аббаса: «А что это такое — сокровища недр земли?»] «Подобное круглым пластинам из золота и серебра».


27.Когда вы [достигнете] величия, станут драться между собой трое. Каждый из них — сын халифа. [Ho] не перейдет [власть?] ни к одному из них. Потом появятся со стороны, где восходит Солнце (Машрик) черные знамена. И они убьют их так, как не убивал никто. …И если вы его увидите, то изберите его [халифом], даже если бы пришлось пробираться ползком по снегу. Ведь он – Халиф Аллаха, Махди.


28.Появятся люди с той стороны, где восходит Солнце (Машрик) и укрепят Махди.


29.В моей умме — Махди. Если уменьшит, то семь, а нет — то восемь или девять [лет]. [В это время] будет моя умма наслаждаться счастьем, подобного которому не было. Пошлют небеса на них обильно льющийся [дождь], и не удержит Земля ничего из своих растений, а деньги [тогда] — грудами. Встанет человек и скажет: о Махди, дай мне! И скажет он: Бери!


30.Не наступит час [Страшного суда], пока не выступит против них человек из моего дома и станет их избивать, чтобы вернулись они к правде. (Собеседник Пророка: «И сколько он будет править?») Пять и два. (Собеседник: «Что это — пять и два?»). Сказал Посланник Аллаха: «Не знаю».


31.Да, полнится Земля неправедностью и несправедливостью. А если наполнится она неправедностью и несправедливостью, пошлет Бог мужа из моей уммы. Имя его — как у меня, имя его отца – как у моего отца (т.е. Мухаммад Ибн-Абдаллах, или Мухаммад, сын Абдаллаха. – А.И.). И небо ничего не станет отказывать из своего дождя, и не станет земля сберегать ничего из своих растений. Пребудет он среди вас семь, или восемь, или девять [лет].


32.Был Божий Посланник с группой мухаджиров и ансаров. Али Ибн-Аби-Талиб — по левую руку от него, а аль-Аббас — по правую. Стали ругаться друг с другом аль-Аббас и один человек из ансаров. И был этот ансар груб по отношению к аль-Аббасу. И взял Пророк за руки аль-Аббаса и Али и сказал: Появится от плоти этого [муж], чтобы наполнить Землю неправедностью и несправедливостью. И выйдет из плоти этого [муж], который наполнит Землю справедливостью и правдой. …Он придет с той стороны, где восходит Солнце (аль-Машрик), у него — знамя Махди.


33.Будет смута. И если уж одна сторона будет в ней неподвижна, то [oбязательнo] будет в споре другая, пока не возвестит глас с небес: Ваш правитель (амир) – такой-то.


34.Махди — только Иса сын Мариам. (Или: Нет Махди, кроме Исы, сына Мариам).


Наша исследовательская гипотеза заключается в том, что какая-то часть приведенных хадисов — результатом сочинительской деятельности различных религиозно-политических движений в VII-VIII вв., а именно — аббасидов (потомков аль-Аббаса Ибн-Абд-аль-Мутталиба, дяди пророка Мухаммада), шиитов-алидов (потомков Али Ибн-Аби-Талиба Ибн-Абд-аль-Мутталиба, двоюродного брата и зятя пророка Мухаммада — мужа единственной дочери и вообще единственного выжившего ребенка Мухаммада — Фатимы), шиитов-фатимидов (потомков Фатимы, дочери пророка Мухаммада и жены Али Ибн-Аби-Талиба). Первые две группировки боролись первоначально за возвращение «узурпированной» омейядами (одним из родов курейшитов) власти в исламском халифате ахль аль-байт, т.е. представителям «дома» пророка, или членам его байта, т.е. большесемейной группы, в которую он входил.  В дальнейшем шииты-фатимиды выступили с претензиями на власть, заузив понятие ахль аль-байт[12].


События этого периода достаточно хорошо известны[13]. Что касается апокрифов о Махди, то они делятся на следующие основные группы.


«Аббасидские» хадисы. Довольно четко выделяется группа хадисов о Махди, которые, вероятно, имеют своим источником деятелей аббасидского «призыва» (да‘ва)[14].


Предание 32 относится, по-видимому, к периоду после одного из алидов Абу-Хашима (716/717 г.), т.е. к первой половине VIII в. Это был период совместной (алидо-аббасидской) борьбы за возвращение власти ахль аль-байт. С.М. Прозоров пишет, что «в этот период Аббасиды становятся фактическими организаторами движения за свержение Омейядов. Не выступая открыто со своими претензиями на халифат, они добиваются уравнения своих прав с Алидами как члены одной семьи пророка»[15]. Этот вывод подтверждается указанным преданием. В нем «на равных» фигурируют Али и аль-Аббас. Они как бы «обрамляют» пророка, меняется последовательность упоминания их имен, что еще более способствует их «уравниванию».


Однако не может не обратить на себя  внимания довольно неожиданное заявление о том, что потомок одного из них «наполнит землю неправедностью и несправедливостью», а потомок другого будет Махди. Видимо, этот апокриф, с одной стороны, отражает существовавшие в алидо-аббасидском «едином фронте» противоречия и, с другой стороны, является свидетельством наличия в этом «фронте» таких элементов, которые занимали выжидатель¬ную позицию по отношению к разгоравшимся алидо-аббасидским распрям. Изменение последовательности упоминания имен играет еще и ту роль, что становится непонятно, из чьих же потомков выйдет «неправедный муж», а из чьих — Махди.


В хадисе 20, получившем в исламской традиции особое название – «хадис знамен», обращает на себя внимание Машрик — название, которое закрепилось за восточной частью арабского Халифата (Ирак, Иран) только в конце VII в. Очень вероятно, что это – «аббасидское» аббасидское предание. Во-первых, оно передается от имени Абдаллаха. Это имя мало что говорит, если не вспомнить, что у аль-Аббаса был сын с таким именем. Во-вторых, аббасидский «призыв» распространялся в первую очередь в восточной части арабского халифате, т.е. в Машрике и был направлен против омейядов в Дамаске. В-третьих, очень характерно для хорошо организованного аббасидского «призыва» четкое указание: придите с помощью и поддержкой к людям, несущим черные знамена, ибо они и есть представители ахль аль-байт! В-четвертых, черные знамена — это знамена именно аббасидов.


Ибн-Хальдун обращает внимание на то, что аббасиды выбрали черный цвет для своих знамен: «Их (аббасидов. — А.И.) знамена были черными в знак печали по погибшим хашимитам (бану-Хашим), а также — угрозы смертью омейядам. Поэтому их (аббасидов. — А.И.) прозвали мусаввида, т.е. «очерняющие»[16]. Нас же интересует то, что с одной стороны, черный и белый цвет взаимосвязаны в плане символическом как полные противоположности, а знамена омейядов, против которых боролись аббасиды, были белыми. Однако с другой стороны, черный цвет знамен был символом сепаратистского отношения аббасидов к своим союзникам в антиомейядской борьбе — шиитам-алидам, знамена которых были зелеными. И не случайно, что принятие аббасидским государством зеленого цвета при халифе аль-Мамуне (813-833) стало выражением наступившего примирения между аббасидами и шиитами.


Предание 27 можно, наверное, рассматривать как искаженный передачей вариант предания 20. Что касается предания 23, то оно — свидетельство «переходного периода» в алидо-аббасидских отношениях. Оно явно направлено против омейядов, но неясно, где чьи знамена, ибо отсутствует указание на их цвет. Очевидно, что будет вестись борьба за власть, однако не уточняется, кто подразумевается под «выходцем из дома пророка» — алиды или аббасиды.


Большой интерес представляет пророчество 26. Этот хадис квалифицируется как «аббасидский» потому, что его источник — двоюродный брат пророка. Трудно предположить, что оно было сочинено в период борьбы аббасидов за власть. Не думаем, что слушателей такого рода предсказания могли мобилизовать на борьбу за аббасидов, первый из которых «уничтожит своих соратников и простит своего врага». По-видимому, оно сочинено в конце правления аббасидского халифа аль-Мансура или в самом начале правления следующего халифа — аль-Махди, когда еще не стало ясно, что и при этом халифе, несмотря на такое его имя, «Земля не наполнится правдой». Такая датировка вероятна еще и потому, что имя халифа – «Кровавый» трудно предугадать[17]. В пользу именно этой датировки говорит и то, что в предсказании точно (с одним отклонением, о котором ниже) перечисляется последовательность первых аббасидских халифов: ас-Саффах (750-754), аль-Мансур (754-775), аль-Махди (775-786).


Теперь об отклонении. Вторым в апокрифе фигурирует некий аль-Мунзир. Можно, конечно, высказать предположение, что был еще один, «неучтенный» историками аббасидский халиф аль-Мунзир, правивший в течение какого-то периода после ас-Саффаха и до аль-Мансура. Однако это слишком сильно и резко изменило бы установившиеся представления о раннеаббасидском государстве. По нашему мнению, апокриф отражает внутриаббасидские распри по вопросу о власти. Первоначально, в период аббасидского «призыва» все аббасиды сплоченно боролись против омейядов и одновременно, в иных формах, — против алидов. Важно для нас здесь то, что речь шла обо всех аббасидах — потомках аль-Аббаса Ибн-Абд-Аль-Мутталиба, дяди пророка Мухаммада, Если говорить конкретно о первой половине VIII в., то это были пять братьев — Мухаммад Ибн-Али, Абдалдах Ибн-Али, Дауд Ибн-Али, Сулейман Ибн-Али, Салих Ибн-Али, а также — их дети, и наверное, внуки. Возможно, в период аббасидского «призыва» (до захвата власти аббасидами) претендент на престол будущего государств не был определен конкретно, и аббасидские эмиссары вели свою пропаганду от имени некоего, никогда не существовавшего ар-Рида (Благоугодного)[18]. Но более вероятным представляется предположение, что главную или руководящую роль в «призыве» играл Абдаллах Ибн-Али Ибн Абдаллах Ибн-аль-Аббас Ибн-Абд-аль-Мутталиб. Такого рода предположение подкрепляется и тем, что аббасидские да‘и распространяли предсказание, приведенное нами в примечании 11: именно он, и только он мог скрываться под энигматическим «А. бен-А. бен А. бен А.» Это предсказание может касаться только одного из всех аббасидов, а именно — Абдаллаха Ибн-Али Ибн-Абдаллаха, а вовсе не какого-то «Абдаллаха Ибн-Абдаллаха Ибн-аль-Аббаса», как считает Махмуд Исмаил, который приводит данное предсказание[19]. Аббасида с таким именем просто-напросто не существовало.


В силу ряда, по-видимому, случайных, обстоятельств на первый план среди аббасидов выдвинулся Мухаммад Ибн-Али. Дело в том, что Абу-Хашим, последний алид из линии Мухаммада Ибн-аль-Ханафийя, «завещал Мухаммаду Ибн-Али», как пишет ан-Наубахти, потому, что умер у Мухаммада в аш-Шарате, в Сирии[20]. Но монополия Мухаммада Ибн-Али и его прямых потомков (он оставил завещание своему сыну Ибрахиму Ибн-Мухаммаду, а этот — своему брату — Абу-ль-Аббасу Абдаллаху Ибн-Мухаммаду, будущему первому аббасидскому халифу Ас-Саффаху) не встречала, по-видимому, поддержки со стороны остальных аббасидов — представителей других линий. Проявлением этих внутриаббасидских споров является, как нам думается и то, что ас-Саффах еще при жизни завещал халифат своему брату Абу-Джафару, будущему халифу аль-Мансуру, а после него — своему племяннику Исе Иби-Мусе Ибн-Мухаммаду, стремясь тем самым сплотить вокруг себя аббасидов-мухаммадидов (потомков Мухаммада Ибн-Али), чтобы противостоять другим ветвям аббасидов. Нельзя исключать того, что ас-Саффах в какой-то момент сделал подобного рода «завещание» и представителю еще одной ветви аббасидов — Абдаллаху Ибн-Али Ибн-Абдаллаху, упоминавшемуся выше. Ан-Наубахти пишет, что Абдаллах Ибн-Али Ибн-Абдаллах «выступил против аль-Мансура и стал претендовать на имамат и на завещание Абу-ль-Аббаса»[21]. Вероятнее всего именно Абдаллах Ибн-Али Ибн-Абдаллах и является тем Аль-Мунзиром, о котором говорится в предсказании 26, что он «удержит немногое из своего права». Данное предсказание свидетельствует о наличии оппозиции первым двум аббасидским халифам — ас-Саффаху и аль-Мансуру в среде самих аббасидов — представителей других аббасидских ветвей (абдуллахидов, даудидов, сулейманидов, салихидов), которые, кстати говоря, так и не дали миру ни одного халифа. Все аббасидские халифы были мухаммадидами, т.е. потомками Мухаммада Ибн-Абдаллаха Ибн-аль-Аббаса.


Если же рассмотреть во взаимосвязи апокрифы 32, 20, 27, 23, 26, то можно предположить, что установление и укрепление власти аббасидов имело несколько этапов: 1) совместная алидо-аббасидская борьба за возвращение власти ахль аль-байт, т.е. потомкам Пророка; 2) постепенное отмежевание аббасидов от алидов; 3) установление власти аббасидов «в широком смысле»; 4) внутриаббасидская борьба; 5) закрепление халифата за аббасидами–мухаммадидами.


«Шиитские хадисы». Эта группа преданий, по-видимому, довольно позднего происхождения, ибо до прихода к власти аббасидов у шиито-алидов, как и у их сторонников, не появлялось нужды специально обосновывать свои претензии на власть: Али был двоюродным братом и зятем пророка Мухаммада; он был одним из первых, принявших ислам; он играл очень большую роль в умме (общине верующих); его избрали халифом сами правоверные; шииты были уверены, что существовало и формальное завещание Пророка, в котором он указал Али как своего преемника[22] и т.д.


Предание 22 является характерным примером заужения понятия «мы», т.е. родственники, или люди одного байта, дома. Предание 5 может быть датировано как довольно позднее, если предположить, что под потомком аль-Хасана по имени Мухаммад подразумевается правнук Аль-Хасана Ибрахим Мухаммад ан-Нафс аз-Закийя («Чистая душа»). Загадочно и непонятно предание 24.


Среди «шиитских» хадисов (хабаров) выделяются «фатимидские». Эта группа хадисов (7, 8) является, по-видимому, наиболее поздней, ибо шииты стали обосновывать свои претензии на власть в исламском халифате родством с Мухаммадом через Фатиму уже при аббасидах. «Безoбразность» этих предсказаний обусловлена, как нам кажется, именно их поздним происхождением: ведь вся символика, все возможные обоснования претензий на власть были уже «разобраны» более ранними сочинителями. Фатимидам оста¬валось только надеяться на то, что их скромные по форме заявки на ведущую роль в исламской умме будут подкреплены не переводившимися в народной среде мессианистскими настроениями, что, впрочем, и случилось в Египте в X в., когда Махди-Убейдаллах основал фатимидское государство.


«Народные» хадисы. Под «народными» мы разумеем те хадисы, которые отражали не борьбу за власть различных соперничавших между собой группировок, а протест простого люда против неизбывных несправедливостей и его представления о счастливой жизни. В них ощущается влияние христианских эсхатологических (а также апокалиптических, мессианистских и милленаристских) представлений[23]. «Народные» хадисы (13, 14, 15, 19, 29, 31) прелестны своей наивностью и прямолинейностью, Можно, конечно, высказать предположение, что те хадисы, в которых говорится о халифе, раздающем деньги без счета, являются более поздними[24]; т.к. в них получили отражение укрепляющиеся товарно-денежные отношения, а те, где говорится только об увеличении плодородия и т.п., являются более ранними. Однако нельзя здесь забывать о том, что в течение многих веков — как до возникновения ислама, так и в Халифате сосуществовали как патриархальные (земледельческие, скотоводческие), так и товарно-денежные отношения. И эти хадисы – свидетельство того, что в Халифате не шли на убыль «неправедность и несправедливость», не исчезала неизбывная надежда людей на установление «правды и справедливости». На этих мессианистских мечтах спекулировали и алиды, и аббасиды, и фатимиды.


Предсказания о приходе Махди в начале XXI века

До сих пор хадисы о Махди находятся в идеологическом и пропагандистском обороте и играют примерно ту же роль, что и в Средние века. Приведем только один пример – использование хадисов о Махди для доказательства того, что Центральная Азия должна стать плацдармом и материально-технической базой для «всемирного джихада». Эта концепция изложена в трудах одного из теоретиков «Аль-Каиды» Абу-Мусаба ас-Сури (он же Мустафа Сетмарьям Наср), сирийца, имеющего также испанское гражданство, за информацию о нахождении которого госсекретарь США Колин Пауэлл в ноябре 2004 г. установил награду в 5 миллионов долларов. Абу-Мусаб ас-Сури стал своего рода классиком — теоретиком «всемирного джихада» в 90-е – 2000-е годы. Его работы ходят в Интернете и записанными на аудиокассеты и широко распространены по миру среди арабов на Ближнем Востоке и в диаспоре, а также в талибско-аль-каидовских военно-тренировочных лагерях, медресе и исламских университетов во всем мире[25]. Полная теория «всемирного джихада» представлена в его работе в полторы тысячи страниц «Призыв к всемирному исламскому сопротивлению» (Да‘ва аль-мукавама аль-исламийя аль-алямийя).


В работе 1999 года под названием «Мусульмане в Центре Азии и будущая битва ислама»  Абу-Мусаб ас-Сури подробно оценивает куски распавшегося Советского Союза и выделяет в нем «исламские территории» — те, где есть мусульмане, пусть даже в небольшом количестве. Туда попадают и Татарстан, и Башкирия, и Чечено-Ингушетия, и «Сибирская республика», в которой оказывается 25% мусульман, и много чего еще, включая Оренбург как самостоятельную единицу. Особо привлекательна постсоветская Центральная Азия[26], которая рассматривается как плацдарм и материально-техническая база для развертывания всемирного джихада. Этот регион, состоящий из «освободившихся от советского гнета» Таджикистана, Узбекистана, Киргизстана, Казахстана и Туркменистана, привлекателен в связи со следующими обстоятельствами. Он важен в стратегическом отношении, «разделяя и соединяя» Китай и Восточную Азию на востоке и Южные моря, регион Арабского[27] залива, нефтеносные регионы и важные проливы. Регион заполнен природными богатствами – нефтью, газом, золотом, ураном[28], драгоценными камнями и многим другим. Центральная Азия очень богата водой: там выпадает много дождей и снегов, вследствие чего имеется масса рек, озер, подземных водоемов, что сочетается с плодородной землей, отличным умеренным климатом. В Афганистане и Центральной Азии осталось «громадное наследие» промышленных предприятий, которое оставил Советский Союз, — от мелких заводов до предприятий тяжелой промышленности, среди которых самое важное – предприятия военно-промышленного комплекса. В центрально-азиатском регионе находятся города, которые вложили большой вклад в ислам и которые «смогут в будущем внести вклад в движение мусульман» — Бухара, Самарканд, Термез, Ташкент, Хорезм, Кабул, Мерв (Мары). Наконец, в регионе наблюдается исламское брожение (сахва) как реакция на «русскую оккупацию» и «коммунистический гнет»[29].


Ас-Сури указывает, что мусульмане в регионе живут в бедности и нужде, что облегчает пропаганду среди них и мобилизацию их на джихад. К тому же они имеют опыт борьбы против «русских крестоносцев» (по-видимому, ас-Сури подразумевает басмаческое движение). Афганистан, в котором установились «власть шариата, эмират правоверных» (подразумевается власть «Талибана» в союзе с «Аль-Каидой»), превратился в плацдарм «будущего джихада» в регионе. В нем накоплен «военный джихадистский ресурс» — оружие, боевой опыт, сосредоточено большое количество моджахедов «из разных районов мира»[30].


Обосновывает ас-Сури необходимость и неизбежность «будущего джихада» и тем, что именно в этом районе предсказано появление Махди. В одном из хадисов, которые находятся сейчас в обороте у аль-каидовцев и талибов говорится: «Коли увидите, что черные знамена вышли со стороны Хорасана, то присоединяйтесь к ним, пусть даже двигаясь ползком по снегу. Ведь под ними идет Халиф Аллаха, Махди». По утверждению ас-Сури, именно в Центральной Азии должна состояться эсхатологическая битва «конца времени» с участием Даджжаля (Анти-Махди, или Анти-Мессии), с одной стороны, и Махди, поддержанного правоверными мусульманами, – с другой стороны. Эта битва будет сопровождаться некоторыми событиями и обстоятельствами, которые описаны в предсказаниях-хадисах, приписываемых пророку ислама Мухаммаду. В одном из предсказаний говорится о «семидесяти тысячах евреев из Исфагана (город в Иране. – А.И.)», в других – о «черных знаменах», которые будут нести воины армии Махди. И ас-Сури указывает, что в «Центре Азии» проживают 359 тысяч коренных евреев, которые «ожидают пришествия последнего царя Израиля, он же – Даджжаль, Антихрист», о приходе которого якобы «сообщают священные писания трех небесных религий» (подразумеваются иудаизм, христианство и ислам).


Тем самым мусульманам сообщается, что Центральная Азия – место эсхатологического сражения в «конце времен», в котором мусульмане одержат победу над этим самым Даджжалем. Ас-Сури еще раз возвращается к этой теме[31], называя ее главнейшей в обосновании необходимости джихада в Центральной Азии. В «конце времени» в районе «Центра Азии» — «от Узбекистана до Азербайджана» должен появиться Даджжаль, «последний царь Иудейский», за которым будут следовать «семьдесят тысяч евреев из Исфагана», а в Иране живет еврейская община, которой «запрещено уезжать в Израиль» (надо понимать, иранские власти делают это в видах ожидания Даджжаля и Махди, который этого Даджжаля победит, и не отпускают евреев из Исфагана, чтобы они находились в наличии в «конце времени» для сопровождения Даджжаля). Именно там, в расширительно понимаемом «Центре Азии» появится «Халиф Аллаха, Махди». Именно из этого «Хорасана», из «Центра Азии» и должен вестись «всемирный джихад» против «нового мирового порядка», олицетворяемого «Западом»[32].


Как уже отмечалось выше, «кандидат» на Махди у аль-каидовцев – Усама Бен Ладен. Однако не может не привлечь внимания тот факт, что в определенный момент времени «номер два» в «Аль-Каиде» — Айман аз-Завахири сменил белую чалму на черную. Аналитики стали спорить о том, что это означало бы[33]. В свете всего изложенного выше можно предположить, что Усама Бен Ладен умер или погиб и на пост Махди претендует Айман аз-Завахири, который и облачился в черные цвета, ассоциируемые с Махди. Поживём – увидим…

1980-2010



[1] Хорасан (Khorasan; средне-персидское, буквально – «восход солнца», «восток»). По сути дела, этим персидским словом обозначается то же самое понятие, которое по-арабски обозначается словом аль-Машрик — «Машрик», «место, где восходит Солнце», «восток».


[2] В III – сер. XVIII в. Хорасаном назывался регион, который включал северо-восточную часть современного Ирана, Мерв (Мары), оазисы юга современной Туркмении, северную и северо-западную части современного Афганистана. Именно этот историко-географический регион подразумевается нынешними исламистами, не признающими существующих межгосударственных границ, когда они ведут речь о Хорасане. 


[3] См.: Акрам Дия аль-Умари. Бухус фи тарих ас-Сунна аль-мушаррафа (Исследования по истории Сунны), Багдад, 2-е изд., 1972 г., Стр. 7.


[4] См.: А.Д. аль-Умари. Указ. соч., стр. 31.


[5] В обороте, кроме достоверных («правильных») и апокрифических («сочиненных»), как бы располагавшихся на «полюсах» аутентичности-неаутентичности, были еще и промежуточные варианты, например, «слабые».


[6] Ибн-Хальдун. Мукаддима (Пролегомены), Бейрут, б.г., стр. 311-330.


[7] Ибн-Хальдун. Указ. соч., стр. 327, 322.


[8] Ибн-Хальдун был суннитом-маликитом.


[9] Мавераннахр, от араб. Ма вара’ ан-Нахр, буквально – «То, что за Рекой», историческая область в Центральной Азии. Название появилось во время арабского завоевания VII—VIII веков и означало первоначально области по правому берегу Амударьи. Позднее этим термином стали обозначать регион между Амударьёй и Сырдарьёй.


[10] Не поддающаяся переводу фраза: юльки аль-ислама би-джиранихи.


[11] Перевод передает внутреннюю несогласованность предложения, присутствующую в тексте источника.


[12] Неоднозначность понятия байт играла большую роль в обосновании претензий на власть в халифате. Аббасиды старились истолковать его широко, подразумевая под байт Мухаммада его близких родственников — потомков Абд-аль-Мутталиба. Шииты — более узко, подразумевая под байт Мухаммада его ближайших родственников, а в дальнейшем — только потомков Али, подавляющая часть которых (через Фатиму), была одновременно и потомками Мухаммада.


[13] См., напр.: Е.А.Беляев. Арабы, ислам и арабский халифат в раннее средневековье, второе издание, М., 1966.


[14] Отметим, что апокрифами о Махди аббасидская пропаганда не ограничивалась. В ходу были и другие апокрифы. Так, распространяюсь предание, где пророк Мухаммад якобы говорил, обращаясь к Али Ибн-Аби-Талибу: «О Али, не тужи, но в этом деле тебе достанется после моей кончины только ничтожная доля, ибо оно принадлежит аль-Аббасу и его потомству, к которым оно придет само собой, без труда…» (Арабский аноним XI в. Издание текста, перевод, введение в изучение памятника и комментарии П.А.Грязневича, М., 1960, стр. 83). Согласно другому преданию, caм Али якобы говорил, обращаясь к своему сыну Мухаммаду Ибн-аль-Ханафийя: «О сынок, не проливайте крови после моей смерти ради того, что не предопределено вам, ибо это дело будет в роду вашего дяди и потомков Абдаллаха Ибн-аль-Аббаса (там же, стр. 84). Аббасидские да‘и (проповедники, пропагандисты) распространяли к такие «предсказания»: «А. бен-А. бен-А. бен-А. погубит М. бен-М.», что должно было означать; «некий аббасид (о нем ниже) погубит державу Марвана Ибн-Мухаммада», т.е. последнего омейядского халифа. — Махмуд Исма‘ил. Аль-харакат ас-сиррийя фи-ль-ислам (Тайные движения в исламе), Бейрут, 1973, стр. 74.

[15] С.М.Прохоров. Введение. — Ал-Хасан Ибн-Муса ан-Наубахти. Шиитские секты, М,, 1973, стр. 41.


[16] Ибн-Хальдун. Пролегомены, стр. 259. Обращаем внимание на то, что Ибн-Хальдун дает объяснение черному цвету знамен аббасидов: это – символы печали и угрозы одновременно. Мы бы обратили внимание на взаимосвязь черного цвета и темных, черных, переполненные влагой туч, обещающих грозу и ливень. В преданиях о Махди присутствуют осадки, обозначаемый различными словами — гайс, сейиб, катр, мидрар, которые выражают различную степень обильности осадков и, соответственно, различный характер и цвет облаков и туч. В этом случае черный цвет знамен символизировал бы божественное (небесное) всемогущество, объективизирующееся в дожде (грозе, ливне). Этот божественный (небесный) дождь приносит благо (буйный рост злаков и т.п.) тем, на кого Аллах распространяет свою опеку и поражение тем, кто неугоден Аллаху: в хадисе 23 мы видим, что дождь характеризуется как «разобщающий» врагов). С другой стороны, черный цвет мог быть и символом огня — геены огненной, в которой будут гореть, обугливаясь и чернея, грешники. Поэтому «знамя Махди», о котором упоминается в других преданиях без указания на его цвет (см. напр., хадис 32), предполагалось, как нам думается, черным.


[17] Неясно происхождение имени первого аббасидского халифа – ас-Саффах, «Проливающий кровь». Среди исследователей отсутствует единое мнение по данному вопросу. Не исключено, что такое прозвище он получил после истребления омейядов, а также после подавления алидов — своих бывших соратников. Не исключено также, что первый аббасидский халиф не очень хорошо обошелся и с другими своими соратниками — из аббасидов же.


[18] См.: П.А. Грязневич, 0 значении термина ар-рида. — XXV Международный конгресс востоковедов. Доклады делегации СССР, М., I960; С.М.Прозоров. Указ. соч., стр. 31-32.


[19] См.: Махмуд Исма‘ил. Тайные движения в исламе. С. 74.


[20] Ал-Хасан Ибн Муса ан-Наубахти. Шиитские секты. Перевод с арабского, исследование и комментарий С.М.Прозорова, М.,1973, стр. 147-148.


[21] Ан-Наубахти. Указ. соч., стр. 149.


[22] Речь идет о хадисе, называемом хадис аль-мувала. Он признается достоверным как шиитами, так и суннитами. Однако отличными являются толкования слова мавля, которое употребил Мухаммад для характеристики Али. Шииты считают, что это означает «владыка», «правитель», а сунниты – «друг» или нечто в этом роде.


[23] В этой связи привлекает внимание одно место в Коране (50:40-42), в которым, как и в хадисе 33, говорится о небесном гласе, которой люди услышат в день, названный яум аль-хурудж (букв. «день выхода»). Современный толкователь Корана, следуя традиции, считает, что под хурудж подразумевается выход мертвецов из недр земли (см.: Мухаммад Фарид Ваджади. Аль-Мусхаф аль-муфассар (Коран с толкованием), Каир, б.г., стр. 691). Примечательно однако то, что во всех хадисах о Махди применяется глагол яхруджу (букв. «выйдет»), который мы перевели в текстах хадисов как «появится». Особой нужды, с точки зрения языковой, в употреблении именно этого глагола не было. Вполне можно было употребить иной глагол, например, язхар, т.е. именно «появится», как и употребляет Ибн-Хальдун, комментируя предания о Махди. Настойчивое применение именно этого глагола (яхруджу) в хадисах о Махди и употребление имени действия (масдара) хурудж в Коране позволяет высказать предположение, что выражение яум аль-хурудж должно интерпретироваться как «день пришествия». Если это предположение верно, тогда встает вопрос: пришествия кого? Таким образом, некоторые хадисы, которые считаются апокрифическими, могут восходить к Мухаммаду, хотя мы не видим никаких других доводов в пользу этого утверждения, кроме приведенного выше предположения, основывающегося на характере употребления слов хурудж и яхрудж. И еще одно. В своей проповеди в Куфе, после победы аббасидского «призыва» один из аббасидов — Дауд Ибн-Али делает неожиданное, с точки зрения привычных представлений об ортодоксальном исламе, заявление: «И не передадим мы ее (власть. — А.И.) никому, кроме Исы, сына Мариам» (см.: Хасан Ибрахим Хасан. Тарих аль-ислам… (Политическая, религиозная, культурная и социальная история ислама), ч. 2, Каир, 1964, Приложения, стр. 450).


[24] Свидетельством их сравнительно позднего возникновения является уже само употребление слова халиф в смысле «правитель».


[25] Абу Мусаб ас-Сури главную роль в распространении идеологии глобального джихада отводит религиозным учебным заведениям, в которых опытные преподаватели призваны готовить молодежь для будущих битв ислама против «неверия» (куфр), «именно они должны будут вымести прежний порядок». — Д.А. Нечитайло. Деятельность «Аль-Каиды» в Африке // Институт Ближнего Востока, 31.07.2007 — http://www.iimes.ru/rus/stat/2007/31-07-07a.htm. перепечатка на сайте Института религии и политики — http://i-r-p.ru/page/stream-exchange/index-14718.html.


[26] Нельзя не обратить внимания на то, что современное понятие «Центральная Азия» совпадает в немалой степени с понятием «Хорасан».


[27] Так арабы называют залив, который принято в мировой картографии называть Персидским.


[28] Примечателен интерес Абу Мусаба ас-Сури к урану. Эксперты называют его автором проекта «грязной бомбы для грязной нации» (США). По сообщениям газеты «Аш-Шарк аль-Аусат», Госдеп США обвиняет Ас-Сури в том, что он был руководителем военно-тренировочных лагерей Дерунта и Аль-Гураба в Кабуле и Джелалабаде, специализация этих лагерей — теракты с использованием токсичных материалов. В 2004 г. Ас-Сури опубликовал книгу о стратегии «Всемирного фронта джихада», в которой он пишет, что три года анализировал стратегию «движения джихада» начиная с 60-х гг. прошлого, XX столетия. В своем открытом письме к Госдепу он пишет о возможном применении против США и других «государств куфра» (неверия») оружия массового поражения ОМП. Он также говорит, что самолеты 11 сентября 2001 года следовало начинить радиоактивными или химическими веществами. Он призывает Северную Корею и Иран продолжать разработку своих ядерных программ. Призывает к сотрудничеству с этими режимами, чтобы получить доступ к технологиям по производству ядерного оружия, «сотрудничать с дьяволом для уничтожения еще большего дьявола». (Д.А. Нечитайло. Радикальный исламизм и оружие массового поражения (ОМП) // Институт Ближнего Востока, 12.12.2006 — http://www.iimes.ru/rus/stat/2006/12-12-06a.htm. Перепечатка на сайте Института религии и политики — http://i-r-p.ru/page/stream-exchange/index-9789.html).


[29] Абу-Мусаб ас-Сури. Аль-Муслимун фи васат Асия ва ма‘рака аль-ислам аль-мукбиля (Мусульмане в центре Азии и будущая битва ислама). Центр исламских исследований «Аль-Гураба» [Джелалабад?], 1999. Опубликовано в исламистском Интернете в октябре 2007 г. С. 4-5.


[30] Там же. Стр.6.


[31] См.: Там же.


[32] Ас-Сури в идеологическо-пропагандистских целях обращается и к другим хадисам-«предсказаниям», например, к «йеменским», среди которых есть такие: «Выйдут из Адена-Абьяна двенадцать тысяч [воинов] и поддержат Аллаха и Его Посланника. Они – лучшие из тех, кто есть между мною и ими» (Абу-Мусаб ас-Сури. Мас’улийя ахль аль-Йаман туджах мукаддасат аль-муслимин ва сараватихим (Ответственность жителей Йемена за святыни мусульман и их [природные] богатства). Б.м.: «Марказ аль-Гураба’ ли-д-дирасат аль-исламийя», б.г. [1999?]. С. 10). Примечательно, что «Аль-Каида на Аравийском полуострове» (Аль-Ка‘ида фи-Джазира аль-араб) руководствуется этим хадисом-«предсказанием» в мобилизации аравийцев на текущие и будущие битвы: сейчас у аравийской «Аль-Каиды» три тысячи членов, а она работает над тем, чтобы довести их количество до двенадцати тысяч, «предсказанное» в процитированном выше хадисе (см.: «Аш-Шарк аль-Авсат», 1 марта 2010 г.).


[33] В августе 2005 года британский таблоид «Дейли Стар» утверждал, что, облачившись в чёрную чалму в знак траура и выступив в таком виде с очередными угрозами в адрес тогдашнего американского президента Дж. Буша-мл., Айман Аз-Завахири тем самым отправил зашифрованное послание миру о том, что Усамы Бин Ладена уже нет в живых.

FacebookMessengerTwitterVKWhatsAppViberTelegram

Похожие новости