Ваад раскрыл истоки еврейского движения при Горбачеве

Ваад раскрыл истоки еврейского движения при Горбачеве

«Судьба Свободы или Свобода судьбы»: истоки еврейского движения при двойственном Горбачеве раскрыл Ваад на международном круглом столе

В московской Библиотеке-читальне имени Тургенева 6 октября 2022 состоялся организованный Федерацией еврейских организаций и общин — Ваадом  круглый стол «Судьба Свободы или Свобода судьбы», посвященный судьбе советских евреев и еврейского независимого движения в эпоху последнего Генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева.

Выступавшие четко разделились на две группы — хваливших  Горбачева и  относившихся к нему более скептично, фиксирует в своем репортаже историк Семен Чарный.

Начавший круглый стол еврейский активист Иосиф Бегун отметил, что Горбачев дал свободу — и евреям вообще, и лично ему в рамках амнистии политзаключенных в 1987 году. Он также рассказал о создании при его участии первых официальных очагов еврейской жизни — библиотеки и музея в Москве.

«Власти тогда не стремились давать много возможностей. Библиотека стала первым местом, куда евреи могли прийти, почитать, поговорить», — отметил Бегун, подчеркнув, что в дальнейшем  эти первые шаги не всегда достаточно оценивались.

Президент Фонда «Холокост» Алла Гербер заявила, что  была и остается «русской еврейкой» и шла к свободе «извилистым путем», не участвуя в еврейском движении. Время правления Горбачева она назвала «реализованной мечтой».

«Я участвовала в митингах, организовывала некоторые из них. Я была  организатором писательского движения «Апрель» — не еврейского, но в нем было много участников-евреев. И именно к нам пришли местные фашисты, кричавшие, что нас надо отправить в Израиль, а мне пригрозили, что меня зарежут в собственной постели», — рассказала она, отметив, что благодаря давлению общественности организатор  этой акции — Осташвили [известен как Смирнов-Осташвили] был осужден.

«А Горбачеву надо низко поклониться за то, что он отменил все анкетные пункты, открыл двери. И как-то он был у нас в Центре «Холокост» и сказал: «Как хорошо, что существует ваш центр. Я всегда ненавидел антисемитов», — отметила она.

Ваад раскрыл истоки еврейского движения при Горбачеве
Алла Гербер, Роман Спектор и Семен Чарный на круглом столе «Судьба Свободы или Свобода судьбы». Фото: Институт религии и политики

Ведущий круглого стола, еврейский активист Роман Спектор заметил, что Горбачев был революционером, снесшим «железный занавес» и позволивший обществу подвергнуться «удару модернизации». Что  касается евреев, то Спектор отметил, что движение 1980-х выросло из общины «отказников» — евреев, которым по тем или иным причинам было в 1970-х-1980-х отказано в выезде в Израиль. При этом, по его словам, они быстро прошли путь от собрания энтузиастов, работавших бесплатно, до профессиональных организаций, а потом и до организаций, где доминируют  представители крупного бизнеса.

Писатель Гурам Батиашиви, делегат Первого съезда Ваада СССР в 1989 году, заметил, что  съезд имел очень большое значение для евреев СССР вообще и Грузии в частности, хотя в последнем случае, и не сразу.

«Евреи Грузии сначала не хотели идти в общественные организации. Они говорили: у нас есть синагога, и нам этого хват. Но, со временем, и у нас появились общественные организации. Они выполнили свою задачу и позже исчезли», — рассказал он.

Председатель Ваада Украины Иосиф Зисельс заметил, что он достаточно скептично воспринимает роль Горбачева и так же относился к нему и в 1980-х. В отличие от Иосифа Бегуна, Зисельс отказался от амнистии, которая, как он отметил, была не столько деянием Горбачева, сколько условием, которое поставил для своего возвращения  в Москву в 1986 году академик Андрей Сахаров.

«Я не мог принять свободу из рук тех, кто меня посадил» — отметил И.Зисельс ( правда, он оговорился, что отказу во многом способствовало то, что ему оставалось сидеть 10 месяцев, а не семь лет, как Бегуну).

Иосиф Зисельс также отметил тот важный момент, что евреи оказались одними из первых,  пытавшихся легализоваться.

«Мы первыми почуяли свободу и начали что-то создавать, когда остальные боялись», — рассказал он.

Книгоиздатель Михаил Гринберг заявил, что никакого особого «еврейского подполья» в  начале  правления Горбачева не было.

«Всё, кроме, может быть, книгопечатания, когда печатали  фотоспособом книги и учебники, было вполне открыто. Сколько сукк ставили в Москве, Ленинграде и других городах — и это вполне открыто», — рассказал Гринберг, подчеркнувший, что движение  1980-х выросло «на плечах» тех, кто пришел в еврейство после Шестидневной войны, вторжения в Чехословакию или «самолетного дела» 1970-го.

Он также напомнил, что  деятельность по созданию еврейских организаций далеко не сразу получила одобрение  Горбачева.

«Вспомните, как  мы сняли кафе для проведения учредительного собрания Еврейской культурной ассоциации, — так его сразу закрыли на переучет», — заметил он.

Впрочем, по  словам Гринбега, Горбачев все же дал свободу «во многом потому, что все растерялись. Но КГБ и растерялся, и не растерялся, направив ряд людей в еврейское движение  по «комсомольскому набору».

«Я знаю двух крупных деятелей, пришедших по этому набору», — заинтриговал он, не назвав, впрочем, фамилий.

Михаил Гринбрег также напомнил, что именно при Горбачеве, при его «попустительстве», началось популярное сейчас паломничество в Умань,  первым этапом которого стало  восстановление могил цадиков, проводившееся как раз Гринбергом.

Один  из сопредседателей Ваада СССР Шмуэль Зильберг заметил, что Михаил Горбачев не был однозначно положительным персонажем.

«Он послал войска в Вильнюс, «благодаря» ему была стрельба в Риге, хотя он и был некровожадный. С его стороны, то что он сделал для евреев, — это было не столько ради евреев, сколько ради СССР. И он ничего не смог довести до конца — но, может, в этом и была его уникальность?».

Зильберг поддержал слова Зисельса о  том, что евреи  первыми стали проявлять активность.

«Реакция евреев повсеместно была первой», — заявил он.

Глава еврейской общины Армении Римма Варжапетян заметила, что Горбачев на Южном Кавказе «действовал скорее плохо, чем хорошо».

Еврейский активист из Екатеринбурга Михаил Оштрах сравнил деятельность Горбачева как лидера СССР с памятником на могиле Хрущева работы Эрнста Неизвестного, который был сделан черно-белым.

«С одной стороны, он сломал Берлинскую стену, с другой — послал войска в Баку, Тбилиси, Вильнюс. Тем не менее, этот период изменил наши жизни», — заявил он.

Оштрах также рассказал о возникновении первой еврейской организации Екатеринбурга (тогда Свердловска), когда при поддержке инструктора областного комитета КПСС, пытавшегося создать татаро-башкирское общество, евреям в 1988-м разрешили собираться в местном Доме мира  и дружбы. А в 1989 году организацию  уже официально зарегистрировали.

«Из ничего мы попали во что-то, и в этом «что-то» могли чего-то сделать» — заключил он, заметив, с сожалением, что свободой воспользовались и антисемитские группы, которые начали развивать свою пропаганду.

Завершающим стало выступление президента Ваада Михаила Членова. Он заметил, что Горбачев — «человек, который широкой рукой дал свободу огромной стране, не очень понимая, что это может значить».

Говоря о еврейском движении, Членов рассказал о «Машке» [ивритская аббревиатура названия клуба по распитию спиртных напитков — ИРП], своеобразном неформальном «штабе» еврейского независимого движения, возникшем в 1980-х и ставшем посредником между движением и зарубежными евреями.

По его словам, именно на заседании «Машки» был впервые поднят вопрос о проведении Первого съезда Ваада, ставшего первым легальным общесоюзным еврейским форумом. При этом, как отметил президент Ваада, власти начиная с 1988 года проводили линию на открытие лояльных культурных организаций, символом чего стало торжественное открытие на Таганке Центра Михоэлса.

Михаил Членов также подчеркнул, что сейчас существовавшие тогда еврейские проблемы полностью исчезли.

«Тогда были сформулированы три основные проблемы советских евреев: свобода эмиграции, антисемитизм и еврейская культура (включавшая тогда и религию). Сейчас этих проблем нет. Мы дожили до ситуации, когда государство не влияет на еврейскую жизнь, а бывшие «еврейские проблемы» исчезли. Корни этой ситуации лежат как раз в  событиях эпохи Горбачева», — заключил он.

Ваад раскрыл истоки еврейского движения при Горбачеве
В московской Библиотеке-читальне имени Тургенева. Фото: Институт религии и политики

 

Читайте также:

Российский еврейский конгресс наградил за «починку мира»

Духовные лидеры скорбят о смерти Горбачева

Ушел Михаил Горбачев — он вернул свободу миллионам

Персональные данные «Сохнут»: суд отложен до 19 октября

Ложные домыслы — исток антисемитизма, знает раввин Берл Лазар

Президент РЕК Каннер рассказал об уровне антисемитизма в России

 

TelegramMessengerTwitterWhatsAppViber