Почему в Шри-Ланке хотят запретить бурку – и в ней ли дело

Почему в Шри-Ланке хотят запретить бурку - и в ней ли дело

Почему в Шри-Ланке хотят запретить бурку – и в ней ли дело

ПАХОМОВ Евгений ПАХОМОВ Евгений, корреспондент ТАСС в Нью-Дели

Евгений Пахомов — о том, как власти перестраховываются в борьбе с терроризмом

Власти островного государства и популярного в мире курорта Шри-Ланка привлекли на днях всеобщее внимание, когда заявили, что намерены запретить бурку — закрывающую лицо и фигуру одежду мусульманских женщин. Министр общественной безопасности Шри-Ланки Сарат Вирасекара отметил, что уже подписал соответствующее распоряжение и требуется лишь одобрение кабинета министров и парламента.

Считалось, что вопрос решен и мусульманки на Цейлоне вот-вот начнут обходиться без этой одежды, которая и без того не слишком там популярна. Некоторые местные политики даже поторопились выступить с заявлениями наподобие: “кто хочет носить бурку, пусть убирается отсюда в Саудовскую Аравию”. Но тут не прошло и трех дней, как МИД страны выступил с официальным разъяснением, что правительство не приняло решения о введении такого запрета и это лишь предложение. Оно “базируется на мерах предосторожности, которые необходимы по соображениям национальной безопасности”, уточнил в заявлении МИД, добавив, что вопрос “еще только обсуждается”.

 

Мода против безопасности

“Предложение о запрете бурки вызвало острую критику, в том числе в ООН и среди наших партнеров по региону. Очевидно, именно поэтому было решено пока не торопиться с этим решением”, — сказал мне информированный источник, близкий к МИД Шри-Ланки, на условиях анонимности.

Он отметил, что в Коломбо сочли инициативу несвоевременной также и потому, что Организация Объединенных Наций намерена вскоре рассмотреть вопрос по правам человека в этом островном государстве.

“Сейчас такой запрет, полагаю, был бы совсем не ко времени”, — добавил собеседник.

Но на фоне сообщений о готовящемся на Цейлоне запрете женской бурки, облетевших мировую прессу, незамеченными остались другие инициативы правительства. Например, есть в планах провести строгую проверку медресе (мусульманских религиозных школ) и закрыть около тысячи из них. Также ожидается, что в соответствии с Законом о предотвращении терроризма может появиться норма по задержанию на срок до двух лет “лиц, подозреваемых в поддержке экстремистских идей” или в распространении религиозной, общинной и этнической ненависти.

Также можно отметить, что в этом году правительство вынесло постановление, согласно которому мусульмане, умершие от COVID-19, не могут быть похоронены, а должны быть сожжены, вопреки традициям. Но дело кончилось скандалом и обращением мусульман в суд, после чего решение было отменено.

Но все эти предложения уже вызвали острое недовольство мусульманской общины, которая составляет, правда, менее 10% от 21 млн населения острова. Многие ланкийские мусульмане уверены, что правительство перекладывает на них коллективную ответственность за действия нескольких экстремистов.

Примечательно, что все эти запреты появились в преддверии второй годовщины цепочки террористических атак, которые произошли 21 апреля 2019 года. Тогда серия взрывов прогремела в церкви Св. Антония в Коломбо, в церкви Св. Себастьяна в Негомбо (в 30 км от столицы) и в церкви города Баттикалоа на востоке Шри-Ланки. В христианских храмах в это время шли пасхальные молитвы. Примерно в то же время адские машины сработали еще и в столичных отелях Shangri-La, Cinnamon Grand и Kingsbury. Общее число погибших составило порядка 350 человек, более 500 были ранены.

Атаки совершила группа из восьми террористов-смертников, которые, как показало следствие, были ланкийскими сторонниками террористической организации “Исламское государство” (запрещена в РФ). Это была самая кровавая террористическая атака в ланкийской истории, которая и без того богата на теракты.

 

Удар откуда не ждали

Шок, который тогда пережила Шри-Ланка, был вызван не только масштабами террористической атаки, но и тем, что удар пришел, откуда его совсем не ожидали. Государство тридцать лет вело войну с экстремистами из группировки “Тигры освобождения Тамил-Илама” (ТОТИ), которые пытались создать на острове независимое государство народа тамилов (большинство населения страны составляют сингалы). В 1980-е вспыхнула настоящая гражданская война (боевики контролировали часть северо-востока острова), которая продлилась до 2009 года (повстанцы были разбиты).

Ислам же на острове исповедуют с VII века — здешние мусульмане считают себя потомками арабских купцов, активно торговавших с Цейлоном задолго до прихода европейцев. Нельзя сказать, что всё и всегда было мирно в отношениях между религиями. В местных СМИ еще с начала века появлялась информация о столкновениях радикальных буддистских групп с мусульманскими молодежными группировками. Но большой проблемой мусульмане не были (особенно на фоне борьбы против ТОТИ). Правда, в 2014 и 2018 годах прошли серьезные погромы, носившие бытовой характер. Но власти и тогда не обратили внимания на эту проблему.

В Коломбо упустили проблему мусульман. Там были уверены, что с победой над ТОТИ у них больше нет врагов. И расслабились — исчезли патрули на дорогах, строгий контроль в портах и аэропортах”, — сказал индийский эксперт по вопросам региональной безопасности Дас Гупта.

Постепенно, как и в других районах мусульманского мира, на острове, особенно в молодежной среде, начали получать распространение идеи “настоящего ислама” и “Исламского государства“, а также пакистанской “Джамаат-е Ислами” (запрещена в РФ), индийской “Джамаат Таблиг” (запрещена в РФ) и других.

 

Чем напугала паранджа?

Не удивительно, что вскоре в рядах “Исламского государства” стали отмечаться “воины ислама” из Шри-Ланки. Но главное в том, что курортное государство постепенно стало транзитным пунктом для переправки в Сирию и другие районы Ближнего Востока боевиков из южно-азиатского региона — Пакистана, Бангладеш, даже с Мальдивских островов. В 2015 году пришло сообщение о гибели в Сирии первого боевика-исламиста из Шри-Ланки — им стал некий Мохаммад Мухсин Шарфаз Нилам по прозвищу ас-Силани (цейлонец). А в 2019-м теракты произошли уже в самой Шри-Ланке.

Десять лет назад особенность гражданской войны на Цейлоне была в том, что туристы все равно, даже во время конфликта, продолжали приезжать в Шри-Ланку. Охоту за иностранцами боевики ТОТИ не вели, но исламисты в 2019 году ударили по христианским церквям, где в итоге среди жертв были и иностранные граждане. Так Шри-Ланка, во многом живущая туризмом, моментально потеряла репутацию безопасной для приезжих страны.

Власти надеются, что постепенно — с отступлением коронавирусной инфекции — туристы вновь вернутся в страну. Возможно, именно поэтому решили предпринять жесткие меры — напомнить всем, что готовы строго противостоять террористам. Тут и досталось буркам.

В российской прессе эту одежду нередко называют паранджой — что не совсем верно, ведь паранджа является женским восточным халатом с сеткой из конского волоса, закрывающей лицо. Ее сегодня вообще мало где носят. Тогда как бурка — это балахон, скрывающий и лицо, и фигуру. Есть еще никаб, чадра, парда — различные платки и шали, полностью или частично закрывающие лицо.

“Бурку носят далеко не все мусульманские женщины. Она считается символом радикального ислама. За пределами ряда стран, например Афганистана, ее носят, как считается, те, кто разделяет радикальные идеи. Кроме того, в Шри-Ланке многие чиновники выступают и против других видов одежды, закрывающих лицо. Например, против никаба. Ведь это затрудняет идентификацию женщины, что, по мнению многих, противоречит нормам безопасности. После терактов 2019 года бурки и никабы уже были временно запрещены”, — говорит Дас Гупта.

Проблема, однако, в том, чтобы власти в Коломбо не свели борьбу с экстремизмом к борьбе с бурками и мусульманской женской модой. А также не вызвали дополнительное недовольство и без того раздраженной исламской общины. В конце концов, террористы, взорвавшие христианские храмы, паранджу не носили.

 

Читайте также:

Шри-Ланка запретит паранджу и закроет многие исламские школы

Швейцарцы проголосовали за запрет паранджи и никаба

В Грозном провели беседу с девушками, носившими никаб

Закон о просветительской деятельности ограничит всех

В РПЦ раскритиковали строительство крематориев

Раввин Лазар дал мини-урок по главе «Шмот» о внутренней свободе

Религиозная свобода / свобода вероисповедания | Взгляд старовера

 

FacebookFacebook MessengerTwitterVKWhatsAppViberTelegram

Похожие новости