Комиссия США запросила Украину о запрете УПЦ в Раде

Комиссия США запросила Украину о запрете УПЦ в Раде

Законопроектом № 8371 обеспокоена Комиссия США по религиозной свободе, она запросила Украину о запрете УПЦ в Раде — что ответил Киев и как долго он сможет увиливать?


«Как бы ни хотелось авторам законопроекта № 8371 представить его как внутреннее дело Украины (что, в принципе, так и должно быть), международные организации, которые следят за нарушением религиозных прав, уже не выпустят его из поля зрения», — предрекает в своей редакционной колонке портал «Религия в Украине».

Как стало известно его редакции, на имя посла Украины в США Оксаны Маркаровой 9 апреля 2024 поступило официальное письмо к государству Украина от Комиссии США по международной религиозной свободе, в котором выражается беспокойство ситуацией, вызванной рассмотрением в Верховной Раде законопроекта № 8371.

Что заинтересовало комиссию?

Членов комиссии (читай – Государственный департамент США) заинтересовала последняя версия законопроекта, которую ко второму чтению подготовил Комитет по гуманитарной и информационной политике. По мнению комиссии, эти предложения «содержат несколько проблемных положений с негативными последствиями для свободы религии или убеждений». В частности, речь шла о критериях аффилированности религиозных организаций с РПЦ, при наличии которых государство угрожает исключать нарушителей из реестра юридических лиц, а их имущество конфисковывать в государственный бюджет. Комиссия считает такие критерии «чрезмерно обременительными» и направленными «против религиозных общин, не требуя доказательств преступной деятельности».

Также членам комиссии показалось несколько странным описание идеологии «Русского мира», дающее основания государству в ручном режиме определять состав преступления его распространителей.

Комиссия резонно просит Украину передать законопроект на рассмотрение Венецианской комиссии Совета Европы или Специального докладчика ООН по вопросам свободы религии и убеждений, «чтобы подтвердить соответствие законопроекта международному праву».

Наконец, было задано пять вопросов о том, будет ли объявлена уголовным преступлением деятельность для РПЦ, является ли криминалом деятельность религиозных организаций, признанных аффилированными с РПЦ, что будет с религиозными организациями (и их частным имуществом), которые признают духовный авторитет аффилированной РО, и как планируется криминализировать деятельность по распространению идеологии «Русского мира».

То есть, речь фактически шла о том, что законопроект предлагает наказывать за деятельность, которая не была криминализирована и не будет такой после принятия законопроекта. А значит, для международного права в основе наказания лежит не принцип децимации, а совершения преступления каждой конкретной организацией в отдельности.

Что касается расплывчатости определения в законопроекте «Русского мира», то, с одной стороны, комиссия действительно права, а с другой, очевидно, что за рубежом до сих пор не понимают, в чем опасность этой идеологии – даже после скандала с приказом Всемирного русского народного собора, объявившего Украине «священную войну». Приходится констатировать факт, что украинской стороне не удалось убедить международную бюрократию, которая занимается религиозными свободами, что «Русский мир» заслуживает встать в одну строку с другими человеконенавистническими концепциями, от реализации которых было столько войн и жертв.

Ответ Украины

В свою очередь, украинская сторона на конец апреля подготовила развернутый ответ на этот запрос. Если коротко, то она сводится к тому, что на момент этой переписки предметно можно говорить лишь о той правительственной версии законопроекта, которая была принята в первом чтении и обнародована. А значит, за все более поздние наслоения, подготовленные Комитетом, отвечать нет оснований. А первоначальный законопроект не устанавливает уголовных или каких-либо других санкций за религиозную деятельность.

Что касается РО, которые аффилированы или входят в структуру РПЦ, то «законопроектом предусматривается введение механизма контроля за деятельностью зарегистрированных в Украине (таких – ред.) религиозных организаций». Уголовными являются только та деятельность, которая угрожает национальной безопасности, — в частности, распространение нарративов, изложенных в Наказе ВРНС. Но все равно деятельность таких организаций государство терпеть не будет и при первой возможности станет снимать с регистрации через суд. Да и вообще, «под аффилиацией законопроект понимает не духовную связь, а взаимоотношения организационного характера». А потому все, чего от УПЦ хочет государство, – разорвать с РПЦ организационную связь.

Относительно имущества, объясняет украинская сторона, все просто: лишаетесь аффилированности — имущество никто не тронет. Не избавляетесь-в случае прекращения деятельности через суд имущество может перейти к государству.

Ну, и наконец, украинская сторона констатирует факт, что «правительственная редакция законопроекта не содержит упоминаний о «русском мире» ».

Выводы

Какие выводы можно сделать из этой переписки?

Во-первых, как бы ни хотелось авторам законопроекта № 8371 представить его как внутреннее дело Украины (что, в принципе, так и должно быть), международные организации, которые следят за нарушением религиозных прав, уже так не считают. Точка невозврата пройдена.

Во-вторых, единственная версия законопроекта, которую готова отстаивать Украина, — та, что подготовлена к первому чтению. В принципе, это тоже логично, тем более что на тот момент сравнительная таблица версии комитета ко второму чтению еще не была опубликована на сайте Верховной Рады.

В-третьих, бросается в глаза, что украинская сторона проигнорировала просьбу американцев переслать текст законопроекта в Венецианскую комиссию. А значит, Украина не готова дать согласие на любую легитимацию внутреннего законодательства из-за рубежа даже ценой охлаждения отношений. Не говоря уже о законопроекте с правками ко второму чтению.

В-четвертых, попытка украинской стороны заверить, что за религиозную деятельность и духовную связь наказаний не будет, а все претензии, касающиеся организационной связи, выглядят неубедительно. Ведь в церковном праве духовная связь часто становится основой для организационной. И это уже может затронуть ту самую «свободу религии и убеждений», за которую беспокоится Комиссия по международной свободе религии.

Впрочем, комиссия не заметила лазейку, которой воспользовалась Украина, – для осуществления религиозной деятельности необязательно быть зарегистрированным юридическим лицом. Да, отсутствие такого статуса на определенное время может существенно осложнить жизнь религиозных общин, но наш [украинский] народ имеет такой опыт оптимизации всех сторон жизни, связанных с государством (начиная с налогообложения), что, без сомнений, выкрутится и из этой ситуации. А вот Украина только загонит себя в ловушку.

На иллюстративном фото (от KSL TV) — посол Украины Оксана Маркарова радушна при обсуждении в США религиозных и политических вопросов

 

Читайте также:

ПЦУ просит Константинополь, РПЦ осудить идею Русского мира

Парламент Эстонии: РПЦ «поддерживает агрессию террористической РФ»

Поздравление президента Украины с Пасхой — 2024

РФ, Азербайджан, Индию, Нигерию — в «красный список» 2024

Посольство РФ отвергло обвинения США в нарушении прав верующих

На Западе озабочены действиями против УПЦ — Игнатенко

 

TelegramMessengerTwitterWhatsAppViber