Франклин Грэм: наши сердца разрываются из-за народа Украины

Франклин Грэм: наши сердца разрываются из-за народа Украины

«Наши сердца разрываются из-за народа Украины в разгар этого кризиса», написал американский проповедник-евангелист Франклин Грэм, призвав молиться и помогать беженцам.

«Сума Самаритянина» сотрудничает с более чем 3000 церквями в Украине, и они нуждаются в наших молитвах. История по ссылке ниже от пастора из Украины, который хорошо говорит — они не убегут; он и его семья остаются, чтобы служить своей общине. Их церковь постится, молится и готовится помочь тем, кто может в этом нуждаться. Как сказал пастор Острый, “Если церковь не актуальна во время кризиса, то она не актуальна и в мирное время”. Пусть Бог укрепит и защитит их.

В «Суме Самаритянина» мы направили передовой персонал по реагированию на стихийные бедствия в Польшу и Румынию, чтобы оценить способы оказания помощи тем, кто бежит через границу. Мы также подготовили один из наших полевых госпиталей скорой медицинской помощи, чтобы быть готовыми к развертыванию, если это станет способом реагирования. Пожалуйста, продолжайте просить Бога действовать в сердцах лидеров и положить конец этому конфликту, — написал Франклин Грэм 25 февраля 2022 на своей странице в Facebook.

В статье, на которую ссылается Грэм, Василий Острый, пастор Ирпенской библейской церкви и профессор молодежного служения Киевской богословской семинарии, 24 февраля 2022, еще до начала войны, рассказывает о ситуации, в которой оказались люди в Украине. Он уподобляет происходящее сейчас экзистенциальному испытанию еврейского народа, описанному в Библии, — когда враги евреев во главе с Аманом почти добились их полного уничтожения.

«В последние дни для нас в Украине стали реальными события из книги Есфири. Как будто указ подписан, и у Амана есть лицензия на уничтожение целого народа. Виселицы готовы. Украина просто ждет.

Вы представляете настроение в обществе, когда постепенно, день за днем, месяцами мировые СМИ твердят о неизбежности войны? Столько крови прольется?

В последние недели почти всем миссионерам было приказано покинуть Украину. Западные страны эвакуировали свои посольства и граждан. Движение в столице Киеве исчезает. Куда ушли люди? Олигархи, бизнесмены и те, кто может себе это позволить, уезжают, спасая свои семьи от возможной войны. Должны ли мы сделать то же самое?

Вопросы для семей

Мы с женой решили остаться в нашем городе под Киевом. Мы хотим служить людям здесь вместе с Ирпенской библейской церковью, где я присоединился к пастырскому коллективу в 2016 году. Помогать нуждающимся, а не обременять их.

У нас семья из шести человек. Мы воспитываем четырех дочерей. Больше всего меня беспокоит мой 16-летний сын, который каждый день ездит в колледж на полтора часа в одну сторону на общественном транспорте. СМИ предупреждают, что в случае вторжения России мобильная связь будет потеряна, а общественный транспорт, скорее всего, рухнет. К счастью, уроки теперь перешли в онлайн.

Поскольку граница с Белоруссией находится всего в 150 км от Киева, один из возможных вариантов нападения противника — через Белоруссию. Местные СМИ рекомендуют нам упаковать тревожный чемоданчик. Я сказал своим детям: «Собирайте рюкзаки. Соберите достаточно вещей на три дня».

В прошлом такие сборы означали, что мы собираемся в отпуск или в увлекательную поездку. Итак, наши младшие дети, 6 и 8 лет, спрашивали: «Папа, куда мы идем?» Сначала я не знал, что ответить. Я сказал им, что мы никуда не поедем.

Ответ церкви

Как должна реагировать церковь, когда нарастает угроза войны? Когда в обществе постоянный страх? Я убежден, что если церковь не актуальна во время кризиса, то она не актуальна и в мирное время.

Мы как страна прошли через это уже в 2014 году. В те времена многие церкви активно поддерживали тех, кто восстал против коррумпированного и авторитарного режима Виктора Януковича. На площади Независимости [Майдане Незалежности] стоял молитвенный шатер. Христиане раздавали горячие блюда и чай. Церкви открыли свои двери как убежище для протестующих, преследуемых силовиками.

Между тем были церкви, которые открыто поддерживали диктаторский режим и критиковали протестующих. Другие церкви пытались игнорировать слона в комнате. Они молчали о проблеме и жили как ни в чем не бывало.

В итоге церкви, которые дистанцировались от социальных вопросов и поддерживали коррумпированных правителей, понесли репутационные потери среди населения Украины. И наоборот, церкви, которые были с людьми во времена испытаний, получили самое высокое доверие общества.

Наша борьба за страну

Мы верим, что церковь – это место духовной борьбы. По мере роста напряженности наша церковь объявила неделю поста и молитвы, собираясь каждую ночь, чтобы донести наши просьбы к Богу. Три дня подряд в городе выключали свет. Мы были вынуждены встречаться в темноте, что добавило торжественности нашим молитвам о мире.

К концу недели эти моменты вселили в нас внутреннюю силу упорства. Через совместные молитвы мы обрели уверенность и покой. Мы верим, что Бог с нами, и это самое главное.

В этот критический момент наша церковь, которую в обычное воскресенье посещает около 1000 человек, также является местом служения. Недавно мы провели несколько тренингов по оказанию первой помощи. Люди учатся накладывать жгут, останавливать кровотечение, накладывать повязки и налаживать дыхательные пути. Эти миряне не собираются становиться врачами, но это придало им уверенности в том, что в случае необходимости они смогут позаботиться о своих ближних.

На самом деле, когда я впервые объявил об обучении оказанию первой помощи, один брат сказал мне: «Теперь я знаю, почему мне нужно оставаться в Украине». Он планировал уехать. Он знал, что он не солдат. Он не мог взять в руки оружие и сражаться. Но теперь он хочет остаться, помогать раненым и спасать жизни.

При необходимости помещение церкви можно превратить в приют. У нас хороший подвал. Мы готовы развернуть котельную, а также предоставить место для военного госпиталя. Чтобы это стало реальностью, мы создаем группы реагирования. Если будет объявлено военное положение, они будут готовы со стратегическим запасом топлива, еды и материалов для перевязки ран. Мы даже собрали информацию о том, кто в церкви врачи, механики, сантехники — даже у кого есть колодцы на случай нехватки воды.

Остаться и молиться

Мы решили остаться — и как семья, и как церковь. Когда это закончится, киевляне вспомнят, как реагировали христиане в трудную минуту.

И хотя церковь, возможно, не сражается так же, как нация, мы все же верим, что должны сыграть свою роль в этой борьбе. Мы приютим слабых, послужим страждущим и выправим сломленных. И при этом мы предлагаем непоколебимую надежду на Христа и Его Евангелие. Хотя мы можем чувствовать себя беспомощными перед лицом такого кризиса, мы можем молиться, как Есфирь. Украина не является заветным народом Бога, но, подобно Израилю, мы надеемся, что Господь устранит опасность, как Он это сделал со Своим древним народом. И пока мы остаемся, мы молимся, чтобы церковь в Украине верно доверяла Господу и служила нашим ближним».

Фото: Guardian (архив)

 

Читайте также:

Папа Франциск посетил посольство РФ, чтобы обсудить мир в Украине

Баптисты Евразии: молитва за скорейшее наступление мира

Как бомбоубежища предлагает УПЦ подвалы храмов Киева

Франклин Грэм призвал молиться за Путина накануне войны

 

FacebookMessengerTwitterVKWhatsAppViberTelegram